Автор Тема: Фанфики о Наруто  (Прочитано 1958607 раз)

Оффлайн Нас двое

  • Нас двое: Нимфа и Вурдалак
  • Где я?
  • *
  • Сообщений: 2
    • Просмотр профиля
Re: Фанфики о Наруто
« Ответ #4845 : Мая 31, 2008, 12:34:35 pm »
LSD, да,  Какаши и Сакура. Будет потом еще один пейринг (побочный) но это так, для смеха. ;)

Оффлайн Makoto

  • Новый кровавый Кира (с) Мыха
  • Штамповщик головных повязок
  • ***
  • Сообщений: 1557
    • Просмотр профиля
Re: Фанфики о Наруто
« Ответ #4846 : Мая 31, 2008, 12:42:07 pm »
Нас двое , заинтриговало. Буду ждать продки. Тем более, что КакаСаку один из любимы ненормальных пейрингов О_О 
Помилуйте, королева, разве я позволил бы себе налить даме водки? Это чистый спирт! (с)
- Я не собираюсь этого делать! Я же могу умереть!
- Да ладно, взгляни на это с хорошей стороны: я тоже могу умереть!

Оффлайн Selior

  • ЛБиП =3
  • Точильщик кунаев
  • **
  • Сообщений: 456
    • Просмотр профиля
Re: Фанфики о Наруто
« Ответ #4847 : Мая 31, 2008, 12:43:28 pm »
Нас двое, заинтриговало, хорошо написано. Жду проду.
"You are an uncute, uncharming, unsexy, titless little sister!" - Kouhei, Yume Miru Kusuri

Оффлайн pilot

  • Лагерь черных и колючих >:}
  • Штамповщик головных повязок
  • ***
  • Сообщений: 1680
  • borg... HACKED borg...
    • Просмотр профиля
Re: Фанфики о Наруто
« Ответ #4848 : Мая 31, 2008, 04:54:56 pm »
Ну пора пройтись по очередным фанфам...

lelikas отличный фик! но что-то у тебя они в последнее время "темные"...
fire да, это супер! посмеялся от души!
LilyREN Интересно...
Нэна еще один позитифный фик, здорово!
Мыха да... тот автор написал просто потрясающе...
Нас двое очень интригующе... проду!

З.Ы. как всегда особо отличившиеся будут расстреляны из плюсомета...
Добро пожаловать в матрицу, и не забывайте, что каждый сам пишет код своей жизни.

Оффлайн !Взрываю!

  • Хм...
  • Точильщик кунаев
  • **
  • Сообщений: 373
    • Просмотр профиля
Re: Фанфики о Наруто
« Ответ #4849 : Мая 31, 2008, 05:47:21 pm »
Название: Открытие сезона охоты на хвостатых.
Автор: !Взрываю!
Бета: Makoto.
Жанр: Юмор, стеб и что-то еще непонятное, за что прошу меня великодушно простить))
Персонажи: Акацки
Пейринги: Пейн/Конан, Пейн/Дейдара, Сасори/Дейдара, Кисаме/Итачи, Какудзу/Хидан и т.д.
Рейтинг: PG-13
Предупреждение: Ненормативная лексика, яой, ООС.

- Итак, - Пейн прокашлялся, - теперь все готово, можем начинать.
- Начинайте, да.
Пейн знает, что на том пальце стоит Дейдара. А если б не знал – какая разница, его речь ни с чьей не спутаешь.
– Теперь нужно перерезать ленточку, - сказал Пейн. – Эй, ты, там!
–  Сейчас, Лидер-сама! – раздается голос откуда-то снизу.
Все члены Акацуки с интересом вглядываются вниз, но ничего не видно. Кто же там, внизу?
–  Я хороший мальчик! Теперь меня примут в Акацуки?.. Э-э… только… какой резать? Тут много ленточек! Синюю? Красную? А! Оранжевую!
Пейн прыгает со своего пальца и медленно летит вниз, крича: «Неееееееееет!..» Падает, наконец. Тишина. Все замирают. И тут раздается возглас Пейна:
 –  Ты перерезал оранжевую?
 –  Нет, я ничего не трогал!
- Фух, слава богу… то есть мне.
-  Я вот только… вот эту кнопку нажал, и все.
- А-а-а-а-а!!! Что ты надела-а-ал!..
Звук ударов и падающего тела.
- Угх… Лидер-сама… мы все… умрем?
- Нет, Тоби, ты будешь жить в наказание за все,. – голос Пейна был очень мрачен, – сейчас включится свет, и может случиться ужасное. Темнота – друг Акацук.
- А, понял, - сказал Тоби, и его маска приобрела хитрый вид.
Внезапно в пещере загорелся свет, и тут же раздались душераздирающие крики. Итачи спешно вернулся на свой палец, убежав с пальца Кисаме, Дейдара – от Сасори. Хидан же от Какудзу сбежать не смог, потому что катана Какудзу застряла в теле Хидана. Наконец, Какудзу удалось вытащить катану… Но Хидан продолжал стоять рядом со своим напарником! Все с интересом посмотрели на них.
- Эй, Хидан, тупица, пошел вон, тебе хватит, - грозно сказал Какудзу.
- Нет уж! Я давно хотел узнать, куда делся мой кошелек. Мне нужно закупить плащей, потому что этот уже пришел в негодность после моих обрядов. Из-за тебя мне пришлось идти на открытие в старом рванье, ты, &#*%№!!!
- В новом рванье, - прервал Какудзу красноречие Хидана, - этот плащ ты купил вчера.
- И что? Так где мой кошелек? Просто наверняка он у тебя, я не ошибся, ведь так?..
Какудзу многозначительно промолчал. Хидан неожиданно… пожал плечами и вернулся на свое место. На самом деле он не мог злиться на Какудзу, когда он так мило молчит, и в такие моменты совсем не хочется думать, что он совсем не религиозен.
Сасори чувствовал на себе взгляды все это время. Да что они на него уставились? Дейдара посмотрел на него и сильно смутился.
- Сасори-но-данна, - начал Дейдара под хихиканье Кисаме, - ваше лицо… э-э-э…
«Что?!» Сасори почувствовал неладное и хотел было вытащить свое зеркальце, но тут же спохватился: тогда все узнают, что он носит его с собой!
- Дейдара! – крикнул Сасори. – Дай мне свое зеркальце!
- Что… но у вас же есть…
- Дейдара, ты меня слышал?! – Сасори был в ярости. Дейдара нехотя вытащил зеркальце и кинул его Сасори, стараясь не смотреть на остальных Акацук. А тем временем, хихиканье Кисаме перешло в дикий хохот! Даже Какудзу усмехнулся.
Сасори посмотрел на себя в зеркале. На его лице остались следы… помады?
- Дейдара!!! Ты что, пользуешься помадой?!
- Со вкусом вишни… мм… то есть… может, ваша кожа испортилась от сырости, и нужно менять дерево?..
«Со вкусом вишни, - прошептал Пейн, – я тебя раскусил, Дейдара…»
Лидер вдруг задумался и мечтательно улыбнулся.
«Уж не обо мне ли он мечтает?» - подумала Конан и бросилась к нему. Пейн вовремя заметил это и спрыгнул вниз, к Тоби. Тот воскликнул:
- Смотрите, Лидер-сама! Я все провода соединил в один и получилась большая лиана! Можно будет на ней кататься и перемещаться с пальца на палец! Оранжевую я не трогал!
- Ох, Мадара, - вздохнул Пейн, – неужели и я в сто лет буду таким?..
- Нет, Лидер-сама, вас будет в шесть раз больше!
Тем временем Конан оказалась рядом с Пейном. Тот занервничал:
- Э-э… Тоби, давай пойдем, повесим твою лиану.
- У-у-а-а-а, пойдем!!!
Конан фыркнула и подумала:
«Как маленький, еще лидер называется. Не наигрался в детстве. Но ничего… может, Зецу свободен, и тогда я… Но у него же раздвоение личности! Ему самого себя хватает… Что, блин, делать, некому дарить оригами, а ведь из-за этой макулатуры у меня дома я все время хожу облепленная бумагой».
Конан вернулась на свое место и задумалась.
Тоби раскачивался на лиане, проносясь над пещерой и оглашая ее восторженным визгом: «Лидер-сама-а-а! Я лечу-у-у!..»
Лидер стоял на пальце и недовольно думал о том, что фишка с отрезанием ленты не была воплощена в жизнь. Тут лампочка загорелась над Пейном, оттенив его Риннеган. Он аж подскочил от восторга! Еще бы! Такая идея! Итачи недоуменно посмотрел на него.
- Это я так, размяться решил, - объяснил Пейн, и Итачи снова стал равнодушным.
«Хе-хе, - захихикал Лидер, - а что, хорошая идея. Эта лиана вполне сгодится за ленточку. Хоть она и не горизонтальная… но кому нужны эти формальности!»
- Дети мои! - обратился Пейн ко всем, но никто не обратил внимания. Дело в том, что свет отключился!
«Черт, а со светом оказалось лучше!» – подумал Пейн.
- Э-эй, Какудзу, хватит протыкать Хидана! – крикнул Пейн наугад. Послышался лязг и мат Какудзу.
- Ты знаешь, как мне было дорого это сердце?! – заорал Какудзу. – Сам будешь новое мне искать!!! И не суди по себе, я люблю ласку!!!
- Ой, п-прости, - сказал Хидан. – Так лучше?
«Ксо», - подумал Пейн. Но это были еще цветочки.
- Дейдара, отойди от Сасори!!! – крикнул Лидер. Он, конечно, ничего не видел, но прекрасно знал, чем занимаются все Акацки.
- Ой, мм… ой! - Стал слышен звук пощечин.
- Вот именно, отойди, Дейдара!!! Я же все равно ничего не чувствую!
- Но данна, я-то чувствую… А знаете, что я чувствую? Что вы меня не цените, мм!!! Вам важнее эти ваши куклы, да! Хм!
- Дейдара! – растерялся Сасори
- А что, я не прав? Я не прав?! Хмм!.. Катц!
Бум. Пальца, на котором стоял Сасори, не стало, как и… самого Сасори?
- Включите свет! Кто-нибу-удь!.. Оранжевую!!! – заорал Пейн.
Конан спрыгнула вниз и перерезала оранжевый провод.
- А что сейчас будет?
- Да свет включится. То же, как с кнопкой, - объяснил Пейн.
Пещера осветилась. Палец был разрушен подчистую.
«Вот это рвануло!» - подумал Пейн и удивился, что Тоби, который до этого, летая над пещерой и пища что-то вроде: «Я лечу-у!..», «Жизнь прекрасна!» и «Давайте любить!!», вдруг замолчал.
Дейдара ринулся к месту взрыва и опустился на корточки, наклонив голову.
- Данна… данна… - бормотал он.
- Надеюсь, ты не собираешься расстраиваться, ты же сам его подорвал, - сказал Пейн.
- А-а-а-а-а! За что-о-о, почему-у-у… на кого вы меня покинули, данна-а-а… - захныкал Дейдара.
- Черт, - разозлился Пейн. – Да ты же сам его убил!!!
- У-у-у… у-у-у… - хныкал Дейдара. И тогда Пейн вышел из себя:
- Все нах!!! Вечеринка закончилась!!! Все вон, %#@!!!
- Успокойся, Пейн! Все только начинается… - сказала Конан.
- Нет, - Лидер почему-то сразу успокоился, - сейчас уже не до веселья, Конан…
- Ладно. – Конан кивнула, и все было собрались уходить, когда Пейн сказал нарочито официально:
- А вас, Дейдара, я попрошу остаться.
Акацки ушли, а Дейдара остановился и посмотрел на Пейна.
- Ну вот, даже ленточку перерезать не успели, - вздохнул Пейн и подошел к Дейдаре.
- Только не надо меня успокаивать, я уже успокоился, хм, - сказал главный подрывник Акацки.
- Я и не собираюсь.
- И винить меня в смерти данны тоже! Я сам себя виню, вам уже нет нужды!
- Да нет…что с тебя взять… Дейдара… - Пейн задумался. Правильно ли говорить ему это сейчас?
- Ну?.. Да?
- Слушай… Я тебя спалил, Дейдара, это ты был сегодня ночью! У тебя помада со вкусом вишни!!!
- А-а?.. – растерялся Дейдара.
- Я тебе нравлюсь, да, мм? – спросил Пейн.
- Эй, это мои словечки! – возмутился Дей.
- Ну?.. – Подрывник покраснел и закрыл челкой свое лицо:
- Э-э… Лидер-сама… простите, я думал… я перепутал ваши с Сасори-данной спальни, блин!
- А-а… - разочарованно протянул Пейн, – ну да, от тебя еще сильно несло сакэ, и ты все время повторял его имя. Следовало догадаться… Эх… Жаль…
- Чего вам жаль? – поинтересовался тот.
- Ну… я думал, что могу на что-то надеяться…
- Э-э… Лидер-сама… - Дейдара вдруг взял Пейна за руку.
- Для тебя просто Пейн! – сказал взволнованный Лидер. В его глазах появилась надежда.
- Пейн… мне же понравилось, да… И вы мне нравитесь… Хм. Вот вы снимете весь свой пирсинг, линзы карего цвета наденете, ну, короче, волосы в тот же цвет, что у данны, вот, и пластику вам сделаем… Выучите кукольные техники… Ну, это… ну… искусство же! Хоть и не признаю, но… Вы согласны? – Пейн улыбнулся и убрал челку с лица Дея.
- Согласен, - сказал он. – Кроме пирсинга. Извини, но это святое! Ты же знаешь, прокалывать пирсинг на лице – это целое искусство! Нельзя его взять и…
- Искусство?.. – глаза Дейдары загорелись. – А я считаю, что искусство – это бум! Момент взрыва – это единственное, что я считаю настоящим искусством! – Голос блондина выражал полный восторг.
«Не нужно было упоминать искусство», - расстроился Пейн.
Тем временем Дейдара, видимо, решил приступить к демонстрации своего искусства. В его руках появилась глиняная птичка. Пейн сразу позабыл о своей печали и восхищенно уставился на птичку.
- Птичка-а… - радостно сказал счастливый Пейн. – А-а-а, Дейдара-тяаан! – закричал он и бросился обнимать Дейдару. Тот довольно посмотрел на птичку, полетевшую в сторону Акацук, которые на самом деле не ушли, а спрятались, чтобы подглядывать за ними.
- #№!=$»%!!! – заорал Хидан из своего укрытия, увидев птичку, остальные ему подвывали, а Дейдара сложил печать за спиной обнимавшего его Пейна и сказал зловеще: - Катц!
- Что? – вернулся Пейн из мира света и любви. – Не-е-е-ет!.. Не взрыва-ай…
- Поздно, - усмехнулся подрывник. – Бум! Хе-хе…
Акацуки выскочили из своего укрытия. Тоби продолжал молча (О_о) летать на своей лиане.
- Заче-ем… - протянул Пейн.
- Ты не понимаешь! Настоящее искусство – это бум!
- Еще чего! – вдруг раздался знакомый голос. – Истинное искусство – это бессмертная красота, сохраненная для потомков!
- Данна!!!
Дейдара обернулся на звук голоса, который исходил откуда-то сверху, но нигде не увидел Сасори.
- Данна, где вы? Вы умерли, но ваш дух остался, потому что вы бессмертны? Я отсюда никогда не уйду!
- Ага, размечтался!.. Жив я…
Дейдара тщетно мотал головой в разные стороны. Сасори не было нигде. Тогда он прыгнул на один из пальцев и тут увидел, как к нему на лиане плавно подлетает Тоби, держащий Сасори, как котенка ^_^
- А-а-а, Сасори-данна! Как я рад вас видеть…
Подрывник схватил в охапку Сасори, и Тоби отпустил его, полетев дальше.
- Придурок, он только что хотел меня убить…
Дальше Сасори не смог ничего сказать из-за поцелуя Дейдары.
- А я, кажется, успел вовремя, чтобы увидеть самое интересное, - сказал Зецу, который появился в пещере в этот момент.
- Зецу! Йо! – раздались приветствия Акацук.
- Ага, йо. Что тут произошло, пока меня не было?
- Какудзу обещал мне новый плащ! – сказал Хидан.
Какудзу злобно посмотрел на Хидана и сказал:
- Плащ я куплю, а потом убью тебя.
- Обещаешь? – спросил Хидан.
- Да. Ты уничтожил одно мое сердце, так я заберу себе твое.
- Ты его уже и так забрал, и давно, Какудзу.
- Что? В смысле? Как это? А? – у Какудзу земля уходила из-под ног, казалось, что она закачалась под ним. И хорошо, что он был в маске, потому что никто не мог видеть, как его щеки покраснели.
- И кто после этого бол-ван!! – фыркнул Хидан.
- Хидан… ^_^
- С этими все понятно, - сказал Зецу.
В это время Пейн был мрачнее тучи. «Ну зачем Дейдара все время их взрывает? Они же такие прекрасные, эти птички… У них есть крылья, как у ангелов!» Тут кто-то задел его за плечо, он обернулся и увидел загадочно улыбавшуюся Конан, державшую в руках… бумажную птицу. Лидер был в шоке.
- А-а-а-а! Конан! Сугой!! Вот если бы ты была моим ангелом… Ведь я Бог, без ангелов мне никак…
- Не вопрос, - ответила Конан и в ту же секунду была вся в бумажных листочках, а за спиной у нее выросли прекрасные белоснежные крылья ангела!
- Ва-ау, - выдохнул Пейн. – Слушай, Конан, будешь дарить мне птиц каждый день, хорошо?
- Договорились, - сказала Конан и про себя подумала: «Теперь могу сплавлять макулатуру Пейну, ура!!»
- Так, все! – Пейн щелкнул пальцами, свет отключился. Лидер подумал: «Вот я бака, стоило щелкнуть пальцами, а я провода и кнопки какие-то придумал»
- А-а-а-а-а!!! – заорали все преступники класса S.
- Вы че орете?! – удивился Пейн.
- В темноте стра-ашно!.. – объяснили Акацки.
- Идиоты, раньше вам не было страшно! – возмутился Лидер.
- Ну дык раньше и света не было!
«Хм, мне кажется, или в их ответе логическая нестыковка», - задумался Пейн.
- Какого нанде свет-то отключили, а? – спросил Кисаме. – Нет, я, конечно, не против… Но мне тогда страшно рядом с Итачи-саном находиться, так и блестит своим Шаринганом!
- А ты не рядом, Кисаме, вы же на разных пальцах, - парировал Пейн.
- Да, но как свет отключается, он сразу ко мне! Знали бы вы, как это страшно! Включит Аматэрасу – я даже не узнаю об этом!
- А зачем ему включать Аматэрацу? - удивился глава Акацуки.
- Как зачем? Чтобы убить меня! Зачем ему еще нужен Шаринган…- объяснил Кисаме
- Глупый маленький Кисаме, - вдруг сказал Итачи.
- Вот! Видите! Еще и оскорбляет! Я не маленький! – обиделся Кисаме.
- Но с «глупым» ты не споришь, - хихикнул Пейн и тут же посерьезнел. – Слушай, вон Итачи все время молчит как рыба, а ты почему так много болтаешь? Бери пример с него, а то ты какая-то неправильная рыба!
- Во-первых, там про пчел было! Во-вторых, я не рыба-а!!! – взвыл Кисаме. – Я… я страшная-престрашная синяя акула! У-у-у-у-у-у!!! Укушу, Лидер-сама!
- Кисаме, я-то тебе на что, ваще, - снова подал голос Итачи, - нас же не зря сделали напарниками. Ненавидь меня, презирай меня, но…
- Что «но»?
А Итачи ответил...ничего он не ответил...
- Что? – все допытывался Кисаме.
Итачи (страшным голосом): «Мангекье Шаринган!»
- Ксо!!! Включите свет!!! – заорал Пейн, забыв, что может щелкнуть пальцами.
- Вау! Ух ты! Итачи-са-ан! О-о-о, - раздались возгласы Кисаме.
- Теперь понял, зачем мне Шаринган? – глаза Итачи хитро блеснули в темноте.
- Хе-хе… Итачи-сан… А я-то думал, для убийства… гы-ы-ы… Может, продолжим после открытия? – предложил Кисаме.
- Ну наконец-то, - сказал Итачи.
- С этими тоже все понятно, - процедил Зецу.
- Одно не понятно, - вздохнул Пейн, - мы когда-нибудь откроем наш сезон охоты за хвостатыми или нет?
- Положитесь на меня, Лидер-сама! – раздался голос Тоби с «лианы». – Только… скажите, что мне делать, Лидер-сама?
- Ничего, ничего, Тоби, - ласково ответил Пейн, - я сам все сделаю…
Лидер щелкнул пальцами 2 раза, в итоге свет включился и отключился сразу. Так Пейн увидел, где находится Тоби и, когда по расчетам Тоби должен был приблизиться к нему, Пейн с криком: «Сезон охоты официально считается открытым!» взлетел и перерезал кунаем канат в метре над Тоби. 
Раздались ликующие возгласы (и крик летящего вниз Тоби), Хидан крикнул: «Дзясин-сама, я вас не подведу! Вы еще увидите меня в деле!», засверкал чей-то шаринган(интересно, чей), послышались хлопки пробок от шампанского, где-то рядом раздался взрыв, и Сасори начал было: «Дейдара, ты достал уже своими…», но не договорил своей фразы. Пейн щелкнул пальцами еще раз, и свет включился.
- А теперь – моя любимая часть праздника! – радостно закричал Пейн. – Все вниз!!!
здоровому человеку этого просто не понять (с)

Оффлайн !Взрываю!

  • Хм...
  • Точильщик кунаев
  • **
  • Сообщений: 373
    • Просмотр профиля
Re: Фанфики о Наруто
« Ответ #4850 : Мая 31, 2008, 05:49:10 pm »
Акацуки попрыгали со своих пальцев. Только Тоби не спускался, так как уже и так был внизу.
А там был накрыт огромный стол, ломящийся от большого количества еды и еще большего количества спиртного.
- Банкет! – закричал Темный Зецу. – Восемь свежих, вкусных акацуков!
- Э-эй, ты чего! – испугался Светлый Зецу. – Пейн запретил нам их есть!
- Но если кто-то не выживет, то чего зря еде-то пропадать? – возразил Темный
- Почему это не выживет? – удивился Светлый.
- Да потому что ожидается жестокая пьянка. А у нас и так коллектив недружный, - усмехнулся Темный.
- Ты часто выдвигаешь дикие теории, но иногда они сбываются, признаю… - Светлый задумался.
После диалога с самим собой двухцветный оказался рядом с Тоби. Тот лежал, дожидаясь, чтобы Пейн пожалел его и устыдился своей жестокости, но, увидев Зецу, вскочил и воскликнул: «Э-э, не подходи, если что – я жив!»
- Да вижу я, вижу, - разочарованно протянул алоэ.
- Итак!.. Кхе… кхе…- кажется, Пейн сорвал голос. Еще бы, весь день он кричал, как ненормальный, из-за этих своих тупых Акацук. – В общем, - начал он шепотом, - обойдемся без моего тоста, сразу переходим к вашим.
Он замолчал, окончательно потеряв голос.
- Хорошо, я скажу за него, – поднялась Конан. – Мы собрались здесь ради нашей цели. Выпьем за то, чтобы мир познал боль и понял, что воевать плохо.
Пейн улыбнулся и закивал Конан.
- Ва-ха-ха-ха! Ну и тост, Лидер-сама, у вас отличное чувство юмора! – засмеялся Тоби. Пейн сверкнул Риннеганом и пытался что-то сказать, но вот встал Какудзу со своим тостом:
- Дорогие мои транжиры и прожигатели денег! Раз уж собрались здесь все вместе, я хочу сказать, что я, как отвечающий за финансовую сторону деятельности Акацуки, могу вам помочь с деньгами, дать в долг – естественно, с процентами… Вот вы тратите свои деньги зря, нет чтоб экономить, так вот, выпьем за то, чтобы вы научились ценить деньги!
- Бва-ха-ха-ха! – затрясся Тоби от смеха. Все тоже засмеялись. За столом царила радостная атмосфера. Кажется, первыми опьянели Тоби и Хидан, потому что громче всех смеялись они.
- Теперь я! – закричал Дейдара. Лицо его уже порозовело, а прическа растрепалась, но, впрочем, выглядел он все равно очень мило. [а то! – авт.] Он встал, но Сасори неожиданно дернул его за рукав и заставил сесть.
- Э-эй! – возмутился кавайный блондин.
- Скажешь хоть слово про искусство… - Сасори грозно замолчал.
- Окей, не про искусство… мм… В общем, хоть я тут всех плохо знаю, а этого в маске вообще впервые вижу… да…
- Я Тоби, меня еще не приняли в Акацуки, но я обязательно заслужу это и буду достоен звания преступника ранга S!
- Э-э… рад за тебя… преступник, Тоби, это не звание…
- Не отвлекайся, Дейдара, - сказала Конан.
- Ага… Короче, все равно тут очень даже весело, и пещера очень милая, и круто, что Лидер у нас такой молчаливый… да…В общем, я рад, что попал сюда! В честь открытия сезона я покажу вам свое… - Дейдара оглянулся на Сасори, - покажу вам красивое зрелище! Я его готовил специально!
Дейдара вытащил из сумки несколько птиц и запустил их вглубь пещеры, и Сасори не успел схватить его за руки.
- Не бойтесь, они не тронут стол, Сасори-данна, - типа успокоил кукловода подрывник. Все стали свидетелями короткого, но яркого взрыва в отдаленной части пещеры.
- Сугой!! – крикнул Тоби.
А Пейн начал отчаянно жестикулировать. Его лицо исказилось от ярости.
- А, ты тоже читал книгу «Язык жестов для посланников Бога»? - сказала Конан. – Как?! Ты сам ее написал?!
Конан посмотрела на Дейдару, которого душил кукольными руками третий казекаге, и сказала:
- Пейн, можешь не жестикулировать, Сасори твой приказ уже выполняет. А ты, Дейдара, сам виноват. Пейн только вчера туда поместил наши запасы алко… старинных книг. Нужно было спрашивать, прежде чем проявлять инициативу.
У Зецу заблестели глаза.
- Я же говорил… - сказал Темный Зецу. – Уже первая жертва.
- Ха-ха-ха, Дейдара-сан, кажется?.. Вот вы попали! Такого парня и в Акацуки! Лидер-сама, я же лучше его, давайте я его заменю! – сказал Тоби заплетающимся языком.
Пейн пьяно сверкнул Риннеганом и снова яростно зажестикулировал.
- Пейн сказал тебе молчать, Тоби, а ты, Сасори, оставь Дейдару в покое, он нам нужен! – сказала Конан громко. А затем шепотом добавила:
- Иначе от Тоби не отвяжемся, понимаешь?
Сасори не успел среагировать на приказ Пейна (или не захотел успеть), как усилием воли Дейдара сумел сбросить с себя марионетку Сасори и рванул к Тоби через весь стол, опрокинув пару бутылок сакэ.
- Э-э, чего творишь, я же за них деньги платил, - невнятно пробормотал Какудзу и срочно начал убирать со стола все бутылки, открытые и закрытые, и ставить чуть поодаль от стола.
К этому моменту все уже были под градусом. Особенно Хидан.
Он силился понять, кто это перед ним сейчас ходит туда-сюда и путем упорной фокусировки взгляда понял, что это Какудзу. Перед ним стояла еще неоткрытая бутылка. Но как только Хидан потянулся, чтобы открыть ее, Какузу грациозным движением руки перехватил великий напиток у бессмертного напарника.
- К-ка-ду-ку-зу… тты чего… дай! – возмутился Хидан.
- Нет, не дам, ты и так пьян. Уже нет смысла пить, только сакэ зря переводить, - ответил Какудзу.
- Я ззывсем не пыян, н-ни кыпельки, тупица… - пробормотал Хидан,но ему не хватило трезвости, чтобы отнять бутылку обратно, да и идти за Какудзу он бы не смог. Хидан закрыл глаза и положил голову на стол. Так как еду Какудзу не убирал (еду закупал Пейн), то голова жреца мирно легла рядом с поросенком, украшенным цветочками и зеленым яблоком. Сказав последние слова: «Богохулинеки…#& их в @№!!!», Хидан провалился в сон.
Пока Какудзу спасал бутылки, злой Дейдара успел добраться до Тоби через весь стол и начал бить его ногами, сидя на столе.
- Эй, псих, ты сидишь на моей тарелке! – сказал Кисаме.
- А ты что, ешь рыбу? О_о
Пока Дейдара пытался осознать весь ужас каннибальства Кисаме, Тоби ретировался под стол. Подрывник перевел взгляд с тарелки на место, где только что сидел Тоби, и его взгляд стал прямо-таки зверским.
- Эй, тыквоголовый! Хуже будет! Выходи, подлый трус!!!
- Ребята, давайте жить дружно, ва-ха-ха-ха! – измывался Тоби из-под стола.
- Я сдеру с тебя эту чертову маску и вырву твой наглый левый глаз! – с угрозой сказал Дейдара и полез под стол.
«…» - подумал Итачи, услышав про «вырву глаз».
- Вы там сильно не увлекайтесь, все-таки вас будет слышно – компромат, - сказал Кисаме.
- Что?! – Дейдара передумал лезть под стол, -ну, заяц, погоди! Я еще тебя достану! – сказал он и сел на место Тоби.
Теперь Хидан с поросенком были справа от него, Кисаме – слева.
- Чем бы теперь заняться, тост что ли еще один сказать, - подумал вслух Дейдара.
- Ну уж нет, - возразил повеселевший Сасори, - знаю я твои тосты. Зецу, давай лучше ты как самый трезвый.
- Иа?.. Ик?.. – сказал Зецу.
- Кто тут самый трезвый, так это вы, Сасори-данна, ибо деревянный.
- Бака, я не самый трезвый, я просто трезвый, - сказал данна.
- Это я и имел в виду… - обиделся подрывник.
- Ну да, а когда ты говоришь, что мое искусство не прекрасно, то ты имеешь в виду, что оно прекрасно, нет?
- Да! – воскликнул Дейдара, и Сасори заржал над ним.
- Ой, то есть нет! Данна!!! – закричал Дейдара, поняв, что только что «признал» искусство Сасори. Попался на уловку этого кукловода, вот ксо!
- Что? А, кстати, зачем ты хотел, чтобы Пейн надел карие линзы и выучил кукольные техники? – спросил вдруг Сасори.
- Что?! Не было такого!
- А вот  и было!
- Не было!
- Было! Я все слышал! Жаль, вы с ним ни до чего не договорились.
Подрывник молчал, со злостью смотря на Сасори, а тот на него с усмешкой.
- Значит, жаль, да… Все, данна! Я и так сегодня от вас натерпелся! Уйду я от вас, злой вы! – воскликнул Дейдара и тихо добавил:
- Ну, было, и что?
- Ничего, хотел поглядеть, как ты покраснеешь.
В следующую секунду Дейдара встал со стула. Подумав, он зачем-то залез под стол.
- Там Тоби, - хихикнул Кисаме. – Все, изменять пошел.
- Что? – глаза кукловода расширились. – Думаете, он может?
- Ну да ладно, только не говорите, Сасори-сама, что вас это беспокоит, - заметил Кисаме.
- Конечно, не беспокоит, - уверенно сказал Сасори. – Но я-то думал, что типа ему нравлюсь.
Конан сочувственно посмотрела на Сасори.
- Не волнуйся, он просто сейчас хочет побыть один.
- Да не волнуюсь я, - рассердился Сасори.
- Ага, хочет побыть один вместе с Тоби, - гнул свое Кисаме.
Хидан продолжал спать, а Какудзу начал расталкивать Хидана: без него что-то стало скучно.
- Эй, Хидан, тупица, ну-ка вставай, Дзясин-сама тебя покарает, идиот, - так будил его Какудзу, но Хидан был слишком пьян.
- Сволочь, - констатировал факт Какудзу и вдал ему по шее, -мало того, что в рванье на открытие сезона пришел, да еще и напился, как свинья! Ты ошибка природы!!! – Какудзу продолжал бить спящего Хидана, который вдруг начал улыбаться во сне, -ты… мазохист!!! Ты даже во сне наслаждаешься ударами! А если бы не я тебя бил, то что, тоже бы улыбался?! – все никак не мог успокоиться Какудзу.
- Какудзу-сан, чего вы там беситесь, давайте пить вместе, - окликнул его Кисаме.
- Ладно, - Какудзу решил оставить свои попытки и поглядел в последний раз на своего милого Хидана ^_^. Его голова продолжала лежать рядом с поросенком, и Какудзу вдруг усмехнулся.

....

- Хе-хе-хе… Ну что, Хидан, съел? – радовался Какудзу. Теперь на месте поросенка на блюде лежал Хидан с яблоком, но не во рту, а на груди, так как Какудзу не смог открыть Хидану рот. Также он был весь обсыпан цветами: Какудзу еще вытащил их из вазы в центре стола, упавшей, когда ее задел пробежавший по столу Дейдара.
«…» - подумал Итачи, а Кисаме нахмурился:
- По-твоему, Какудзу, это смешно?
- Ну я же просто стебусь, - начал оправдываться Какудзу. – Итачи, одолжи на пять сек свои духи.
- … - сказал, как обычно Итачи.
- Ну позязя… хочу посмотреть на Хидана, когда он поймет, что пахнет женскими духами!!! – ликовал Какудзу.
- Ладно, уговорил. – Итачи кинул Какудзу свои духи. Кисаме странно посмотрел на него.
- Что?- спросил Итачи.
- Ты пользуешься женскими духами?! Я думал, Какудзу стебет…
- Не-а. Ты что, женские духи самые лучшие! Я Хидану одолжение делаю! Вишь какой я благородный! И, кстати, в конце манги окажется, что я хороший, белый и пушистый любящий заботливый брат!!!
- Да ну, ты?..
 Итачи сверкнул шаринганом.
- Ладно, ладно, шучу, Итачи-сан! – испугался Кисаме.
- Но ведь я и правда хороший… Ну скажи, я тебя обидел хоть раз?!
- Никак нет-с, Итачи-сан!
- Вот и все… А теперь давайте пить!
- Ога, вот это дело, - довольно сказал Какудзу, возвращая Итачи его духи. – Теперь бы еще причесочку ему сделать, но, скорее всего, Дейдара вряд ли одолжит мне свою спецрасческу для своего дикого хвостика. Ну, так тоже ниче!
Тут Пейн встал, обошел, шатаясь, весь стол и подошел к Хидану с цветком, который только что был на голове Конан, взъерошил Хидану на голове волосы и прицепил цветок, показал большой палец улыбавшемуся Какудзу и рухнул на пол, тут же заснув.
- Хе-хе-хе, - вовсю веселился Какудзу, - теперь будет знать, как меня бросать!
- Э, Какудзу, ты меня уважаешь или как, я сказал пить давай, - закричал Итачи, который все время прикладывался к бутылке. Его шаринганы уже стали косыми, и он по-товарищески обнял Кисаме.
- У, *ля, - вдруг испугался Кисаме, взглянув на Итачи, - у тебя какой-то новый вид Шарингана, ксо!
- Дурашка, это пьяные шаринганы, их отличие от обычных лишь в том, что запятые там наискосок! – объяснил Итачи. – Ну еще иногда побочные эффекты, если не так посмотреть, то можно весь клан угробить, как однажды и вышло по чистой случайности… Но это если не повезет, так что не бойся, Кисаме.
- А, ну я и не боюсь, - пропищал Кисаме и сглотнул. – Слушай, мама сказала, чтоб я допоздна не гулял, пойду, наверное, домой!
- Чего-о? Если твоя мама еще раз что-то подобное вякнет, скажи мне, я мигом ее переубежу...дю...жу...! Короче, ты совершеннолетний по самым строгим законам, так что можешь даже не ночевать дома!
- Но она будет беспокоиться! – жалобно сказал Кисаме. – А еще она очень строгая! И если я не приду домой, то она меня накажет!
- Противный! Хочешь бросить меня?! – возмутился Итачи.
Кисаме застучал зубами от страха. Что же теперь делать? Может, схитрить?
- Итачи-сан, я пойду по-маленькому, ладно? Я скоро вернусь!
- Ладно, иди, но скоро возвращайся! – разрешил Итачи. Кисаме радостно побежал прочь.
- Эй! – крикнул Итачи. – Это не в той стороне! Иди туда!
- Ксо, пропалил, - подумал грустно Кисаме и нехотя поплелся в другую сторону. - Попробую отсидеться, пока он не заснет, а потом тихо смоюсь отсюда!
В это время Итачи заставлял Какудзу пить еще.
- Бля, ну я же лопну, деточка! – возмущался Какудзу.
- А я налью и отойду! – парировал Итачи.
- Вот молодежь умная пошла. И ведь не поспоришь с этим! – удивился столетний и выпил еще. Итачи тоже хлебнул, потом встал, опрокинув свой стул, оглядел всех гордым взглядом и сказал:
- ЩАС СПОЮ!
Какудзу поперхнулся. Надо отговорить Итачи петь, ведь он поет примерно так же, как танцует Дима Билан!
- Э, э, Итачи, но как ты будешь петь без Кисаме, он же должен это услышать!! – сказал Какудзу.
- Верно! – согласился Итачи. – Чтобы он меня услышал, я буду петь громче!!
Какудзу захлебнулся еще сильнее и начал ужасно кашлять.
- Ой, Какудзу, как обычно жадничаешь! Сакэ-то много, не торопись, всем хватит! – заверил его Итачи и начал бить его по спине, но, не рассчитав сил, пробил ему левое легкое.
- Бля!!! – заорал Какудзу. – Второе сердце за один день!!! И-ТА-ЧИ…– Какудзу повернулся к Учихе и начал наступать на него. Итачи, пятясь, крикнул:
- Ой! Какудзу-сан, сзади!!!
- А? – Какудзу обернулся, но ничего не увидел. В той стороне были только Сасори, Зецу и спящая за столом Конан, в общем, ничего интересного.
- Сволочь, нае*ал! Как будто я должен бояться чего-то сзади! – проворчал Какудзу, разворачиваясь. Но Итачи уже улизнул.
- Попробую отсидеться, пока он не заснет, - думал Учиха, - а потом продолжим пьянку! Хорошо, что я прихватил с собой бутылку, будет чем пока заняться.
Итачи зашел в туалет и увидел спящего Кисаме.
- Эй, Кисаме! – начал он обрадованно расталкивать напарника, - вставай!
- Мам, ну пять минут, - простонал недовольно Кисаме.
- Какая я тебе мама, это Итачи!
- Итачи?! КСО!!! – Кисаме тут же вскочил. – Итачи-сан, я еще так молод и красив, пощади меня!!! – Кисаме хотел было применить Суйтон хотя бы для приличия, но тут увидел, что Итачи как-то странно улыбается.
- Итачи-сан, - покраснел Кисаме.
- Мангекье Шаринган!
- Вау!!! Ух ты!!! Йахо-о-о-у!!! Сугой!!! Я вас люблю, Итачи-сан!!!
- Хе-хе-хе-хе, вот я красавчик…
Оставшийся за столом Какудзу пожаловался Зецу и Сасори:
- Уже второе сердце за сегодня! А ведь это еще начало! Ну, кто теперь следующий? Может, ты, Сасори? Не хочешь мне сердце пробить, а? Или ты, Зецу? Давайте, говорите, не молчите, я же знаю, тут все мне завидуют!
- Хм, может он прав, и я сегодня полакомлюсь свежим Какудзу? – обрадовано подумал Зецу.
- Не гони ерунду, Какудзу. Это мне тут все завидуют, - сказал Сасори.
- Ну да, он очень милый, - задумался Какудзу.
- Что?! – взбесился Сасори. – Я имел в виду свое бессмертие, идиот!!!
- Давайте, что ли, пить дальше, - сказал хитро Зецу. – А то ты до сих пор трезвый, Какудзу.
- Я протрезвел из-за этого красноглазого придурка Итачи, чтоб у него ногти поломались!!! Столько сакэ выпито впустую!!! Я так зол!!!
- Надо разрядить обстановку, - предложил Зецу. – Давайте кто-нибудь скажет тост!
- Зецу, ты уже протрезвел, мы даже о политике с тобой говорили. Давай ты нам чего-нибудь, - сказал Сасори, который, кажется, уже успокоился.
- Хорошо, буду говорить я. Эй, нет, почему это ты, давай лучше я! Ты и говорить не умеешь, сразу тупить начинаешь! Это ты тупишь, а я всегда за тебя отдуваюсь, болван! Кто это болван, я болван?! Да, ты болван!
- Зецу! – окликнул его Сасори.
- Да, сейчас, Сасори-сама… Все, заткнись, из-за тебя опять опозорились. Буду говорить я, и точка. Хорошо, но я тоже скажу свой тост! Ага, шиш тебе, а не тост. Я тебе это припомню, Зецу. Припомни, смотри не забудь. А я начинаю. Нет, все-таки, почему опять ты?!
- ЗЕЦУ, – с угрозой начал Сасори.
- Да ладно, прикольно же слушать, - зевнул Какудзу. – Хотя лучше бы ты был сейчас был под столом, Зецу.
- Почему? – удивился один Зецу, второй фыркнул.
- Там сейчас Тоби и Дейдара.
- И что? – удивился Первый Зецу, Второй сказал Первому: «Идиот»
- А! Понял! – воскликнул вдруг Первый Зецу.
- До тебя так долго доходило?! – возмутился Второй.
- Ой, да ладно тебе, мистер Умник. Все, иду под стол!
Что же тем временем происходило под столом? Как только Дейдара там оказался, то опьянение настигло его подобно урагану. Все закружилось вокруг, и он почти перестал соображать. Он даже забыл, о чем он только что разговариривал с данной. И что он вообще здесь делает?!
Тоби тоже был изрядно пьян, к тому же периодически прикладывался к бутылке. Увидев Дейдару, он сказал:
- О… эта… чего это вы здесь делаете?
Дейдара, увидев Тоби:
- А, это ты, засранец. Я тебе этого так не оставлю!
- Чего именно, Дейдара-сан?
- Как это чего?! Эта… того! Чего-то…
Тоби понял, что он вне опасности, и протянул Дею бутылку:
- Пейте, семпай!
- Э! Подожди! Здесь что-то не так! Ну-ка сними маску!– сказал Дейдара, все-таки взяв бутылку.
- Я уже давно без маски!
- Правда? А я не вижу, - грустно сказал Дей.
- Еще бы, скатерть до пола и черная с красными облаками!
- И чего я тут делаю… да…
- Как чего? Мы ведь с вами самые маленькие, да? А наверху одни старики. У них свои разговоры. Вот нас и слили.
- Чего это у них свои разговоры? – недовольно буркнул Дейдара. Он терялся от мысли « неужели он здесь потому, что его «слили»? Он бы ни за что такое не стерпел! Он представил, как Лидер говорит ему: «А ну иди под стол, ты еще маленький», и начал покрываться красными пятнами.
- Ну посудите сами! Младше вас только я.
- Ну уж нет, - рассердился Дейдара, - я им покажу! Хотя нет, стоп. – Дейдара окончательно вспомнил Тоби,  как он его бил ногами и за что.
- Тоби! – сказал Дейдара, отпив еще сакэ.
- М?
- Я же тебя еще не допинал! – он поставил бутылку на пол и бросился на Тоби.
- А-а-а, за что, я же извинился!!!
- Что? Серьезно?
- Да!!!
- Ой… прости, я не помню, - Дейдара отпустил Тоби. – Хотя… что это меняет?! – и он снова накинулся на Тоби.
- А-а-а-а! – закричал Тоби, которого повалил подрывник. – А-а-а, - потом добавил он удивленно, потому что Дейдара его не бил, а лежал на нем неподвижно. – Дейдара-сан?..
здоровому человеку этого просто не понять (с)

Оффлайн !Взрываю!

  • Хм...
  • Точильщик кунаев
  • **
  • Сообщений: 373
    • Просмотр профиля
Re: Фанфики о Наруто
« Ответ #4851 : Мая 31, 2008, 05:50:17 pm »
Нет ответа.
- Семпай!
Тишина.
Тоби приподнялся и схватил Дейдару в охапку. Тот уже успел заснуть.
- Что ж, мне же лучше, сакэ больше! *менее уверенно* Но его и так много… А-а-а-а, Дейдара-семпай, просыпайтесь!!! – Тоби начал трясти Дейдару.
- Искусство, - пробормотал Дейдара, но не открыл глаза.
- Чего искусство?.. А? Дейдара-семпай!!! Простите меня, но так надо,– Тоби начал бить семпая по щекам, и наконец-то тот соизволил проснуться. Взглянув на Тоби, Дей пробурчал:
- Эй, ты! Кто ты такой, как ты смеешь! Ну-ка сними маску!
Тоби вздохнул:
- Я уже снял.
- Ну ты и страшный, - сказал Дейдара.
- Вы же не видите, - сказал Тоби и показал язык.
- Я по маске сразу определил.
- Определили по маске! Ха-ха-ха!
- И чего это ты мне язык показываешь, думаешь не вижу? Тут темно, но не настолько!
- Как это вы маску не видите, а язык видите, Дейдара-сан, - удивился Тоби.
- Я вижу только то, что относится к делу, - гордо сказал Дейдара.
-  О_о Какое вам дело до моего языка?
- Какое мне дело? Не твое дело!!! – смутился Дейдара и отвернулся. Тоби придвинулся поближе.
- Эй, ты чего? – Дейдара отодвинулся.
- Мне холодно, – Тоби придвинулся.
- А мне жарко, - Дейдара отодвинулся.
- Ну, как хотите, - обиделся Тоби и сделал глоток из бутылки. Повисла тишина.
- Семпай?..
- Я хочу спать…
- Ну спите!
- Здесь неудобно.
- Ну положите голову мне на колени, - сказал Тоби, но Дейдара уже устроился на полу.
- Вы же простудитесь, Дейдара-семпай! – тот не отвечал, -я знаю, это вы из гордости! Вот глупый семпай!
Не дождавшись ответа, Тоби подполз к Дейдаре и увидел, что он спит. «Вот это скорость», - удивился он и приподнял Дейдару, чтобы уложить его к себе на колени. Тот неожиданно обнял его и поцеловал. Такого поворота событий Тоби не ожидал и, видимо, поэтому ответил на поцелуй ^_^.
- Опа, - скривился в ухмылке Зецу, который только появился под столом. Тоби чуть ли не подпрыгнул на месте и оторвался от Дейдары, который тут же положил голову ему на плечо и заснул.
- $&#@!!! Зецу, стучись прежде чем заходить!!!
-  Мадара, ну ты и козел! Тебе кукловод кровь пустит, когда узнает.
- А тебе какое дело, козел я или саламандра! Говори, что ты тут делаешь!
- Я засланный шпион Акацук, неужели не понятно.
- А, ну да, как обычно… Если что, я не виноватый, он сам пришел!
- Ага, и поцеловал тебя он сам!
- Сам!
- Че, серьезно? А не гонишь?
- Нет!
- Бл*… Что делать-то теперь, - задумался Зецу.
- А чего такого, я не понял.
- Как чего? Что будем делать с разъяренным скорпиончиком-то!
- Это ты про Сасори?
- Ну уж не про Кисаме!
- Не знаю. Сольем. Под стол! Бва-ха-ха-ха!
- Его сольешь… Ну ладно, я пошел. Доносить не буду, но если что – выручать тоже не буду.
Зецу вылез из-под стола и ощутил на себе пристальный взгляд Сасори.
- Ну? – спросил марионеточник.
- Что? – прикинулся шлангом Зецу.
- Чего там у них?
- Да ничего… просто болтают. Ничего особенного. Скукотища.
- Скукотища? Да уже стол должен был взорваться!
- Ну, Дейдара в отключке вообще-то! -  вспомнил Зецу.
- О Боже, - взялся за голову Сасори и приподнял скатерть.
- Э, вы чего, хотите туда? За ним Тоби присмотрит! Давайте лучше о политике поговорим!
- Чего это ты разнервничался, - подозрительно сузил глазки Сасори и юркнул под стол.
- О Боже, - протянул Зецу. – У них же там яой должен был начаться. Бедняга Тоби-Мадара. Хе-хе-хе…
- Боже?.. Кто там Бога звал? – раздался голос Пейна с пола.
- Я, - обреченно сказал Зецу. – Но я вас не звал. Боги не могут в стельку пьяные валяться на полу. Впрочем, какая разница. Рыбы не едят рыб, а растения не едят людей. И, между прочим, все Акацки до сих пор живы, а значит, я не смогу сегодня позавтракать! Это неудачный день. А еще от Сасори достанется за прикрытие Мадары. Чего я сюда пришел, спрашивается? Даже тост не смог сказать. А все ты виноват… Нет, при чем здесь я? Ты же все рвался тост сказать, хотя говорить них*я не умеешь! Это ты не умеешь! Нет, я умею!

...

Сасори растерялся, оказавшись под столом: стало неожиданно темно. Но тут он увидел Дейдару, который недвусмысленно обнимал Тоби.
- Уф, Дейдара, - сказал Сасори, - чувствую, такими темпами ты когда-нибудь и до Кисаме доберешься…
- Гья! – испугался Тоби, увидев Сасори. – Он спит, вы ничего не подумайте!
- Ага, еще чего, мне Зецу все сказал.
- Сволочь, - сказал Тоби, - он у меня получит.
- Да ты не расстраивайся, Тоби. Убивать я тебя не буду. И марионетка из тебя никудышная. Зачем мне такой малявка, да еще с таким дизайнерским даром.
- Утешили, - проворчал Тоби. – И, кстати, дизайн моей маски очень даже замечательный!
- Ты что, - усмехнулся Сасори, - уговариваешь меня сделать тебя своей марионеткой?
- О-ой, - поежился Тоби. – Пожалуйста, не надо.
- Ггг, это мне решать, мухахаха, спиралевидный ниндзя! Ну-ка сними свою маску!
- Я ее уже снял!
- Да? Так значит, это твое лицо такое страшное?
- И очень даже красивое!
- Да ну, это я самый красивый! Я в рейтинге следующий после Дейдары!
- Да, но это потому, что моего лица никто не видел! – заметил Тоби.
- Все, надоел!
- Ой, нет, Сасори-сама! Я пошутил!!!
- Да тихо ты. Я же тебе еще не сказал того, что хотел давно сказать.
- О-ОГО!!!!! Так значит, и мне яой перепадет!!!
- Ишь, размечтался! Я хотел всего лишь сказать спасибо за мое спасение!!!
- А-а, - разочарованно сказал Тоби, - ну, не за что… Не этого я ожидал, конечно, ну да ладно.
Тут Дейдара потянулся к Тоби со словами:
- Сасори-но-данна.
- Нани?! Какой я тебе данна, я Тоби!
- О_о Тоби?!
Дейдара тут же въе*ал спиралевидному по лицу с криком:
- Какого черта ты меня тогда обнимаешь!!!
- У-у-у, Дейдара-семпай, больно!!
- Дейдара, оставь в покое бедного мальчика. Пошли отсюда! – хихикнул Сасори. Дейдара обернулся и тут же оказался рядом с ним, предварительно ударившись головой об стол при попытке встать в полный рост.
- Ох, данна, у меня так голова раскалывается, того и гляди расколется, - простонал он, обнимая Сасори.
- Меньше пить надо.
Тоби, Дейдара и Сасори вылезли из-под стола.
- А чего это мы с вами под столом делали? – спросил Дейдара.
- А ты ничего не помнишь?
- Не-а. Последнее, что я помню… э-э-э… А-а-а-а-а-а!!!!!!!! Кисаме – КАННИБАЛ!!!
- Э-э… Ты хотел сказать, Зецу – каннибал?..
- Нет!!! Кисаме ест рыбу!!!! Я его боюсь!!!!
- Но ты же не рыба, чего тебе бояться?
- Но Кисаме не только рыба, а частично человек! Он всех съест!!!
- Хорошо, Дейдара, давай поспорим кто кого переест: Кисаме Зецу или Зецу Кисаме?
- Ставлю на Кисаме!
- Я тоже.
- Э! – возмутился Зецу. – Я лидер по поеданию людей! Кисаме в жизни столько рыбы не съест!
- Это мы еще посмотрим! – воскликнул Кисаме. Он тащил на себе пьяного в стельку, но продолжавшего отпивать из бутылки Учиху, бормотавшего: «Нэ, подожди, не иди, там Какудзу». Какудзу же мирно спал на столе рядом с Хиданом и поросенком.
- Я  - рыбоед! – воскликнул Кисаме. – Потому что я – не рыба! Я – акула!!!
- Акулы шоу-бизнеса, черт их дери!!! Это они сделали меня таким!!! – заорал Итачи.
- Тихо, тихо, - успокоил его Кисаме и начал петь колыбельную. Ту самую, которую сам Итачи пел когда-то Саске-куну. Очень успокаивающую, про убитых и просто дохлых зверюшек. Итачи сразу успокоился и начал тихо подпевать, улыбаясь.
- Ой, Кисаме, ты такой лапочка, - сказал Итачи.
- Только не на людях, пожалуйста, Итачи-сан, - покраснел Кисаме.
- Еще такой застенчивый… обожаю таких!
- Итачи-саан, - еще сильнее покраснел Кисаме.
- Да… Кисаме… Ты теперь близкий рыба, и я могу тебе передать одну страшную тайну своего клана Учиха! Мой предок Учиха Мадара – жив и замышляет зло!! Я должен спасти мир от него!! И если я не выживу, то за меня это должен сделать ты!
- Итачи-сан… - испуганно начал было Кисаме, но Итачи его перебил:
- Слушай меня внимательно, Кисаме! Он среди нас! Может быть, ты даже подозревал это? Скажи, ты же догадывался, что…
Кисаме: Что?
Мадара: Итачи!!!
Итачи *страшным голосом*: Тоби – МАДАРА!!!
Кисаме: О_о Итачи-сан! *отбирает у Итачи бутылку с сакэ* Вы совсем со своим кланом свихнулись. Вам пора отдохнуть.
Итачи, будто соглашаясь, закрыл глаза и безвольно повис в объятиях Кисаме.
Тем временем уже успел проснуться Какудзу. Он сидел рядом с Хиданом и ждал, пока тот проснется. Наконец, приверженец Дзясина, лежавший на столе, открыл глаза. Он не мог понять, почему все смотрят на него, особенно Какудзу, да еще и очень внимательно. Ладно, он в рванье, но это все видели…
- Что это, бл***, за запах?! От кого так женскими духами воняет?! – сказал он, выплюнув стебель какого-то цветка.
- От кого же еще, красавица, как не от тебя, - ухмыльнулся Какудзу, еле удерживаясь от смеха.
- Чего? С дуба рухнул? – Хидан принюхался к самому себе, а потом с ужасом осознал, что валяется весь в цветочках. На его шее висели цветочные венки-ожерелья, а когда Хидан привстал, с него упало яблоко.
- Да что такое, черт возьми, тут было?! Ничего не помню…
Какудзу весело начал:
- Сначала ты начал буянить и петь песни из «Сейлормун»…
- Не-е-е-ет!!!
- А потом полез ко всем целоваться в знак любви к этому миру…
- Не может быыыть!!!- взвыл Хидан.
- Ха-ха, но это было! А потом ты сказал, что в душе не любишь убивать и обожаешь цветы. Ты сплел эти веночки, а потом отобрал духи у Итачи и сказал, что это твой любимый запах…
- Не-е-е-ет!!! Итачи, скажи, что это было не так!!!
Хидан начал трясти спящего Итачи. Кисаме недовольно посмотрел на Хидана и пробурчал:
- Не трогай его, пусть спит. У него нервы сдали в последнее время.
Но Итачи уже открыл глаза, приподнялся и заорал:
- А-а-а-а!!!!! Кисаме!!!! Не верь мне!!! Это неправда!!! Я пошутил!!! Тоби – не Мадара! Тоби – не Мадара!!! Не Мадара он, нет!!! Ты мне веришь, Кисаме? Веришь? Веришь?!. Тоби меня убьет!!!
Итачи начал трясти пораженного Кисаме за плечи.
- Да верю я, верю, Итачи, успокойся!*Про себя: «Тоби – убьет?О_о»*
- Точно веришь?..
- Точно, точно!
- И за Тоби следить не будешь?
- Итачи-саан!..
- Пожалуйста, Кисаме, не следи за Тоби!!!
- Да не буду я!!! Что за черт…
- Эй, Итачи, - позвал Хидан. – Я же ведь не брал у тебя духи, да?
Какудзу и Кисаме подмигнули Итачи, и он блеснул шаринганами.
- Да ты у него прямо из рук вырвал! Люблю, говорит, сладкие запахи!.. – начал Какудзу.
- Итачи, это правда? – Хидан надеялся на обычную молчаливую серьезность Итачи, но у того были свои мотивы…)))
- Да, Хидан! Гы-гы-гы! А еще ты сказал, что некомфортно себя чувствуешь, пока не покрасишь ногти на ногах!
 - А-а-а-а-а-а!!! – заорал Хидан.
Тут Дейдара сочувственно подал ему зеркальце (ему было плевать, что все увидят, что оно у него есть, ведь все и так уже знают). Хидан увидел, что у него в волосах цветок.
- А-а-а-а-а-а!!!!! А-а-а, - уже как-то неуверенно закричал Хидан.
- Этот ты у Конан отобрал. Люблю, говорит, украшать себя! – все продолжал издеваться Какудзу.
- Ндэ?.. Какудзу! Скажи, мне идет?
- А что, тебе нравится?!
- Ага… кажется, я выбрал неправильный путь.
Какудзу (дрожащим голосом):
- Надеюсь, ты пошутил?
- Нет, конечно, - ответил Хидан. – Похоже, я и вправду люблю цветы. И запах приятный. Итачи, одолжишь, пока я не куплю себе такие же?
- Конечно!!! – Итачи был вне себя от волнения и радости. – Есть еще пара классных запахов, ну это между нами, потом расскажу!!!
- Не-ет, Хидан, ты не можешь!!! Ты не такой, ты злобный и жестокий! – провыл Какудзу, чуть не плача.
- Какудзу, что у трезвого на уме… Теперь я понял, что втайне всегда хотел этого…
- Нет, Хидан!!! Это я подшутил над тобой! Я обложил тебя цветами, цветок на голове тебе прицепил Пейн, а духи я сам взял у Итачи! Так что ты не прав!!!
- Ва-ха-ха-ха, Какудзу, ты прост как дважды два! Я знаю!!! Я знал, что это ты все подстроил!
- Как ты узнал? – спросил пятисердечник.
- Да потому что я не крашу ногти на ногах!
- Итачи, идиот! – воскликнул Какудзу.
- Сорри, я же не знал, ведь я, например… э-э-э… -  виновато сказал Итачи. – А что, Хидан, тебе уже не нужны мои духи?
- Нет, Итачи, конечно, нет!!!
- Слушай, а ты духами не пользуешься? – спросил Сасори Дейдару.
- Нет, конечно, зачем? Вы же все равно не чувствуете.
- Я? При чем здесь я? Главное здесь – чувствует ли Тоби! – хитро сказал Сасори.
- Почему Тоби? – удивился Дейдара.
- Ох, ты меня убиваешь.
- Кстати, я не знаю, почему вы говорите про Тоби, но этой ночью мы что-то с вами делали под столом! Я помню, вы ответили на мой поцелуй и даже не ударили!
- Нда, это действительно странно, - усмехнулся Сасори. – И чего ты так ко мне привязался? Я же бесчувственная сволочь!
- Я что-то пропустил? – вклинился в разговор Итачи. – Хотел бы я посмотреть на Сасори-саму под столом…
Тут проснулась Конан и увидела Хидана со своим цветком.
- А ну верни!!! – закричала она и отобрала цветок обратно.
- Гы, - хихикнул Хидан (интересно, а чего он до сих пор не снял этот цветок, может понравилось?..^_^). – Хм, кстати, Какудзу. Раз не я, тогда кто плел эти венки?
Какудзу молчал.
Хидан посмотрел на него и громко захохотал.
- Заткнись, блондинчик, - сказал беззлобно Какудзу.
- Это ты… а еще… ха-ха-ха… сам мне говорит… люблю, говорит, цветы… ихаха… ы… ты даже умеешь плести…аха-ха-ха…
Так Хидан смеялся, и тогда Какудзу не выдержал и воткнул в него пару кунаев.
- Ай!.. Больно! Какудзу!.. Аха-ха-ха-ха-ха!
Тут Пейн вспомнил, что вроде как с утра может говорить. «Вот я бака, - подумал он, - и молчал все утро».
- Ну что, разбегаемся? – спросил Пейн. – Все уже устали.
- Надо убрать стол, - испортила всем настроение Конан.
- Я займусь этим! – заорал Дейдара.
- Ого! Мотаем, пока он не передумал! – крикнул Хидан, и все тут же исчезли в дымке. Остались только двое искусствоведов.
- Дейдара, надеюсь, это не то, что я думаю… То, - вздохнул, но не слишком грустно, а скорее по привычке, Сасори, глядя на Дейдару.
Птичка села прямо на центр стола.
«Катц!»
Бум.
- Ну все, убрались… да… Эти обломки сойдут за обычную обстановку пещеры… да.
- Дейдара.
- Мм?
- Ну за что мне это, скажи?.. Мне что, больше делать нечего? Видимо, нечего…
Сасори с улыбкой приподнялся на цыпочках и поцеловал Дейдару.
- Это самое большее, что я могу тебе дать, глупый подрывник, - прошептал Сасори.
- Это самое лучшее, - ответил тот с сияющей улыбкой. Сасори тоже заулыбался.
- Ну что, домой?..- спросил Дейдара.
- Домой, - согласился Сасори.

                                                                       ***

Пейн и Конан уже были дома, оба с жуткого похмелья, но ща-астливые!.. Только у Пейна болело все, что можно и что нельзя: он-то спал на твердом и неудобном полу пещеры. Но радовало то, что они нашли друг друга (два идиота ^_^), и Конан уже успела подарить Пейну 20 бумажных птиц, и каждую глава Акацук пустил в свободное путешествие с балкона, замирая от восторга.
Но тут Лидер хлопнул себя по лбу.
- Ксо-о, вот я дура-ак!!!
- В чем дело? – спросила Конан.
- Наша цель – хвостатые! У каждого должно было быть свое задание! Мы бухали по-черному всю ночь!!! А рассказать им о том, ради чего мы собрались – я забыл!!!
- Ба-ака, - только и нашлась, что ответить, Конан.
здоровому человеку этого просто не понять (с)

Оффлайн Akai_Kitsune

  • Светлый джедай, Воплощение форумского добра (с) Соня
  • Штамповщик головных повязок
  • ***
  • Сообщений: 1605
    • Просмотр профиля
Re: Фанфики о Наруто
« Ответ #4852 : Мая 31, 2008, 08:23:49 pm »
Выкладываю продолжение, извините что не комментирую ибо написали вы много, а времени читать было мало, завтра откомментирую всех.

Предыдущая глава на странице 320

Автор: Akai Kitsune
Бета: Флокция
Пейринг: Наруто/Хината и ещё парочка
Рейтинг: PG-13
Жанр: романтика, приключения
Статус: в процессе
Дисклеймер: отказываюсь
Саммари: альтернативное развитие сюжета после 386-й главы. Наруто отправляется на очередной экзамен чтобы получить наконец-таки звание чуунина, подразумевается что не все персонажи получили звание чуунина за время тренировок Наруто с Джирайей, а именно звания не получили: Ино, Чоджи, Хината, Тен-тен и Киба.
Предупреждение: парочка второстепенных выдуманных персонажей присутствует.

Глава 17.

После часового перерыва между боями зрители шумели и кричали с новой силой: на арене в готовности стояли очередные два бойца, один из которых представлял Коноху – это был парень с большим белым псом; а второй – одноглазый из Песка, расставивший в стороны руки, вокруг которых извивались, словно ядовитые змеи, блестящие на солнце нити стальной лески.
- Инудзука Киба, Акасуна Рафу, - внимательно оглядел каждого судья. – Подойдите ближе.
Соперники встали на расстоянии двадцати шагов друг от друга.
- Начали! – скомандовал рефери и отпрыгнул как можно дальше.
- Уж на этот раз вас никто не покусал и у вас ничего не болит? – усмехнувшись, вскинул бровь песочник.
- Коноха не нуждается в поддержке нытика, одноглазого маньяка и стервозной девчонки, – парировал Киба, блистая на солнце белоснежными клыками.
- Я не маньяк – просто если ты не добиваешь врага, то он поднимается с земли и бьет тебе в спину, когда ты отвернешься, – с кривой ухмылкой спокойно произнес Рафу. – Но ты не бойся, ты мне не враг, поэтому я не убью тебя – просто поваляю в грязи на глазах у лидера твоей деревни.
- Посмотрим, кто кого будет валять, – тихо ответил Инудзука.
Секундная пауза…
- Гацуга! – Киба, закружившись ураганом, понесся на врага.
- Вот так сразу? Я думал, ты умнее! – крикнул одноглазый и в прыжке выпустил из рукавов засвистевшую в воздухе проволоку.
- Это ещё не все! – уворачиваясь от хлестких ударов по земле, бросил Киба. – Акамару!
Гавкнув в ответ, пес так же понесся на противника. Когда расстояние до песочника сократилось, Акамару закружился, как и его хозяин, атакуя вихрем, раскидывающим в стороны куски грунта.
- А руки у меня две… - Рафу кувырком через голову ушел на безопасное расстояние и в то же время леской из пальцев второй руки пытаясь попасть в собаку, постоянно метающуюся из стороны в сторону.
- …но глаз один! – Киба, вошедший в трансформацию полузверя, подлетел к Рафу в тот момент, когда он повернул голову в сторону пса. – Получай!
Взмах когтей – и Рафу летит дальше, чем планировал.
- Попал! – сжав кулаки, вскричал Наруто, следящий за всем с балкона для участвующих; трибуны в этот момент тоже восторженно зашумели.
- Нет, промахнулся, – Хината, также увлеченная поединком, раздосадовано схватила парня за рукав.
Наруто повернулся к ней: Хината рассматривала сражающихся бьякуганом.
- Хината?
- А, меня заинтересовала техника песочника, – пояснила девушка, – он по очень странному принципу управляет этими нитями, я такого раньше не встречала.
- Да, судя по тому, как он сражался на втором этапе, он очень сильный противник, – кивнул Узумаки, и Хината, отключив бьякуган, посмотрела не него:
- Нет, я про другое: он управляет леской так, как будто она является продолжением его пальцев, разрыва в потоках чакры между ними и нитью нет.
- Эээ… и что в этом такого? – почесал затылок Наруто.
- Дело в том, что техника Рафу уникальна, – оба вдруг повернули головы к выходу с балкона, где, опираясь на косяк, стоял их знакомый песочник все из той же команды Китамару. Он был уже одет в пижаму, только штаны остались прежними, от его формы, грудь и живот полностью стягивали бинты, рука была подвешена бинтом за шею, и на голове находилась толстая повязка.
- Китамару? – Наруто разинул рот. – Ты что здесь делаешь, тебе же в больнице надо быть, тебе же чуть все кости не переломали!
- Спокойно, - прихрамывая, песочник подошел к периллам. – В Суне живут крепкие ребята. А я пришел специально, чтобы посмотреть на бой Рафу, он очень хотел сразиться с вашим другом.
- Ага, мы заметили… - Наруто перевел взгляд на арену, где в это время продолжалась ожесточенная схватка двух молодых генинов, претендующих на повышение в звании.
Киба и Акамару без конца нападали на Рафу с разных сторон, чтобы одновременно не находиться в поле зрения его единственного глаза. Они комбинировали свои стремительные атаки так, чтобы он постоянно разделялся на контроле лески на разных руках и не мог переключиться на кого-то одного. Песочник, в свою очередь, это хорошо понимал и все время двигался, стараясь поймать двух напарников прямо перед собой,  чтобы действовать сразу всеми нитями, которых было всего десять.
- Исход этого поединка решит скорость бойцов, - высказал свои мысли сидящий на трибуне пожилой ниндзя Песка своей соседке. – А наш парень определенно уступает коноховцу по этому показателю.
- Нити Акасуны могут двигаться куда быстрее, – возразила женщина, сидящая рядом с ним. – Если он правильно воспользуется этим преимуществом, то вполне победит, тем более я слышала, что он самый сильный генин своего выпуска, наверняка у него есть пара козырей в рукаве.
И как раз в этот момент, Рафу, поняв, что, уклоняясь и отгоняя хлесткими ударами быстрых противников, он ничего не добьется, решил использовать те самые козыри в рукаве, только лежали они у него в сумке на поясе и представляли собой клубок острой как бритва проволоки. Вытянув леску из своих рук строго по прямой, Рафу сделал несколько взмахов в стороны, чтобы отогнать назойливых коноховцев по бокам от него.
- А, черт! – ругнулся Инудзука, кувырком перепрыгивая несущиеся на него, словно растянутые между двумя столбами провода, тонкие прямые нити. – Акамару, назад, надо перегруппироваться!
- Гав! – пес, подчиняясь хозяину, прыжком назад так же ушел от рассекающей воздух лески.
Киба и Акамару, встав рядом в комбинированную боевую стойку, знакомую только членам клана Инудзука, начали пристально следить за каждым действием песочника, готовые в любой момент броситься в атаку или перейти к обороне. Встав на безопасном расстоянии от них, Рафу, коварно ухмыляясь, потянулся рукой к сумке закрепленной у него на поясе, и, не сводя своего глаза с противников, он достал из сумки плотно смотанную железную проволоку, поблескивающую белым светом на солнце.
- Твой пес любит играть с клубками? – пугающе посмеиваясь, протянул песочник.
Киба, ничего не ответив, только сверкнул клыками и напрягся всем телом для новой атаки.
- О, Рафу достал ещё проволоку…- изумленный Китамару смотрел на арену. – Значит, ваш друг действительно очень силен!
Наруто гордо ухмыльнулся:
- Он точно завалит Рафу, я не сомневаюсь!
- Не думаю… - Краем рта ухмыльнулся песочник. – Смотри, – он указал на стадион.
Размотав вокруг себя проволоку, Рафу оказался почти что в стальном коконе, из которого вдобавок тянулись и опасно развевались в воздухе десять длинных стальных нитей, готовых разорвать на части любого, кто приблизится к ним. Вдруг леска, за которой скрывался песочник, начала извиваться и стремительно уходить под землю с неприятным для слуха резким свистом.
- Опс, дело дрянь! – сказал себе под нос Киба, и пес утвердительно шмыгнул носом.
Китамару удовлетворенно взирал на замершего в непонятках коноховца, а рядом стоящий Наруто, вцепившись руками в периллы, напряженно пытался найти глазами, куда уходит нить. Он мог поклясться, что сейчас песочник нанесет коварный удар с тыла, который может стать для Кибы или Акамару последним в этом бою.
- Что он делает? – наконец спросил он.
- Я же говорил, что техники Рафу в своем роде уникальны, – довольный эффектом, ответил Китамару. – Рафу родом из клана Акасуна, который издревле специализировался на техниках управления боевыми марионетками…
- Это как у Канкуро, да? – переспросил Наруто.
- Эээ… да, – вспомнив знакомое имя, продолжил песочник. – Но дело в том, что Рафу с детства не любил кукол, хотя его отец, знаменитый марионеточник, и пытался приноровить сына к кукловодству. Рафу предпочитал атаковать противника самостоятельно, а не посредством чего-то, а так как все же ему старались привить навыки кукловода, он научился управлять создаваемыми нитями чакры, выпускаемыми из пальцев. Естественно, он долгое время думал, как эффективнее применить это умение, и в итоге, путем долгих проб и экспериментов, изобрел этот стиль управления специально заточенными тонкими и гибкими лесками. Техника, которую он применяет сейчас, – это “железная клетка”, он таким образом решил вывести из строя одного из своих противников чтобы сосредоточить все силы на втором.
- Что?! – глаза Наруто испуганно округлились, и он, чуть не вывалившись с балкона, надрывно закричал, стараясь переорать шум трибун:
- Киба, не атакуй, отходи дальше!
- Бесполезно, – ухмыльнулся Китамару.
- Киба-кун… - Хината закрыла ладонями рот.
Инудзука в это время, не моргая, следил за противником. Вдруг, почувствовав опасность, они с Акамару резко сиганули в разные стороны – как раз там, где они стояли, из земли по круговой траектории вырвалась длиннющая проволока, но тут же, не найдя никого, извиваясь, словно змея, втянулась обратно. Киба, приземлившись в нескольких метрах от того места, проехал немного на ногах, касаясь одной рукой земли. Он едва не пропустил несколько стальных нитей, летящих на него сбоку, но, вовремя пригнувшись, увернулся, и смертоносное железо со свистом пронеслось над самой макушкой. Затем Кибе пришлось сделать ещё один прыжок, чтобы избежать ещё трех острых, как бритва, ниток, вылетевших из-под земли настолько неожиданно, что парню чуть не продело ими ступни. Акамару в это время приходилось не слаще, он, бросаясь из стороны в сторону, только и успевал, что пригибаться и подпрыгивать над проносящейся рядом извивающейся леской песочника, стоявшего посередине арены и посмеивающегося себе под нос.
“Так, ситуация однозначно хреновая, – сделал умозаключение Киба, – он держит нас на большом расстоянии от него так, что мы не можем перейти в атаку и вдобавок пытается заманить к той длинной проволоке под землей, я даже не знаю, как с ней бороться… Думай, Киба!”
- Хината! – Наруто положил руку девушке на ладонь, привлекая её внимание. – Ты можешь осмотреть стадион бьякуганом?
- Д-да, Наруто-кун, – спешно кивнула девушка, и мгновенно жилки на её висках вздулись, а в светло-сиреневых глазах показались очертания зрачков.
- Ты видишь ту длинную нить? – спросил Узумаки, глядя на нее.
- Да, я вижу, – указала пальцем куда-то на стадион Хината, как будто парень тоже мог это увидеть. -  Она так же, как и вся остальная проволока, окружена чакрой и сейчас ползает где-то в радиусе двадцати метров вокруг Рафу под землей.
- Черт, значит, вот где опасная зона… - Наруто задумался. – Как только кто-то из них зайдет в нее сразу попадет в железную клетку, и песочник уже в полную силу нападет на второго… Плохо дело, как же Киба справится с ним?
Рафу не переставал размахивать руками, контролируя со свистом рассекавшие воздух, летающие над всем стадионом нити, каждым своим движением отбрасывая солнечные блики, на секунду ослеплявшие любого, кто смотрел прямо на них. Он совсем не уставал, и затраты чакры были минимальны, поэтому он, только негромко смеясь, гонял вокруг себя уже успевших запыхаться Кибу и Акамару. С каждым новым движением его пальцев, под которыми нить покорно изгибалась или бросалась в сторону, коноховцам все тяжелее становилось уклоняться.
- Этак я их просто до смерти загоняю… - рот песочника растянулся в кривой улыбке.
- Черт, он слишком быстр, мне не справиться с его нитками! – отпрыгнув на самый край стадиона, Киба присел на колено и сплюнул загустевшую слюну. В это время Рафу, заметив, что второй противник ушел слишком далеко, чуть довернувшись, чтобы полностью не терять его из виду, переключился на собаку, он размашисто хлестал своими лесками, и Акамару только и успевал, что уворачиваться от них. Киба сообразил, что его товарищу сейчас придется нелегко, и бросился со всей скорости в сторону песочника.
- Уже отдохнул? – засмеялся Рафу и выпустил пять нитей из одной руки прямо в Кибу, парню пришлось на ходу прыжками и приседаниями увертываться от них, но, избежав прямого попадания заостренных кончиков, Кибе не пришлось расслабляться – извивающиеся нити так и норовили рассечь ему кожу до самой кости. Кибе приходилось кувыркаться, и уже можно было разглядеть, как капельки пота, срываясь с его головы, падают наземь или разбиваются метнувшейся леской.
“Черт, Рафу же не может атаковать, не видя цели!” – вдруг осенило парня. Киба вспомнил, как на втором этапе экзамена они не могли выбраться из тумана, и если бы не он, Рафу и раненый Китамару ничего не смогли бы сделать. Он из последних сил ухмыльнулся и, быстрым движением вынув из кармана два синих шарика размером с яйцо, бросил их прямо под ноги песочнику.
- Что за?! – его начал быстро окружать темно-синий дым, стремительно разрастающимся облаком поднимающийся над стадионом. Зрителям это понравилось, и кое-кто зааплодировал догадливости Кибы.
Отпрыгнув на некоторое расстояние от озадаченного в тумане песочника, Киба и Акамару, сделав пару глубоких глотков воздуха, переглянулись и как будто кивнули друг другу.
- Акамару, гацуга! – скомандовал на бегу Инудзука, и они, синхронно закружившись, понеслись прямо в облако клубящегося синего дыма.
- Киба, нет, стой! – срывая голос, заорал с балкона Наруто, но шум трибун перекрывал его крик.
- Я одним глазом вижу лучше, чем вы четырьмя… - кривая улыбка расползлась по лицу песочника.
- Да, похоже, что твой друг не понял плана Рафу, – довольно усмехнулся замотанный в бинты Китамару.
- Киба справится, я знаю! – скорее стараясь убедить в этом себя, крикнул в ответ Наруто.
- Хм, ну посмотрим, – песочник продолжал самонадеянно улыбаться, – Рафу практически неуязвим для ближних атак, потому что каждый, кто приближается к нему, рискует быть продетым его нитями.
- Неправда, я же вижу, как испещрено шрамами его лицо! – бойко возразил Узумаки.
- Ну… это не совсем то, что ты подумал… - Китамару резко посерьезнел и понизив голос произнес:
- Все шрамы на лице Рафу – это результат его тренировок в детстве…
- Что…?! – глаза Наруто округлились, Хината так же пораженно взглянула на него.
- …Да, это именно следы его тренировок с острой, как бритва, леской, – продолжал песочник, – у него ушли годы на освоение этой техники, и каждый год оставлял о себе память глубокими кровавыми ранами на его теле, но он продолжал неотступно тренироваться до тех пор, пока шрамы не прекратили появляться. Кстати свой глаз, – Китамару жестом указал на себя, – он потерял так же во время одной из тренировок.
- Это… с ума сойти… - только и сумел выдавить из себя Наруто.
- Так что у твоего товарища, к сожалению, нет шансов, Рафу – это шиноби фактически уровня дзенина, он мог бы противостоять самому Казекаге.
В смятении Наруто и Хината медленно перевели взгляд на арену, где в это время Киба с Акамару уже на полном ходу влетели в дымовую завесу. Раздался свист проволоки, хлесткие удары, затем крик и собачий визг. Хината перепугано схватила Наруто под руку и прижалась к нему.
Синий туман постепенно рассеивался, и уже можно было разглядеть в нем силуэт человека, вокруг которого угрожающе колыхались стальные нити, лежащего на земле парня в десяти шагах от него и прижатое чем-то к земле животное. Когда тяжелый дым полностью выветрился, Рафу заговорил, зло улыбаясь:
- Ну, вот ты и проиграл, Киба. Я знал что вы, коноховцы, ни на что не способны без нашей поддержки.
- Это не так, я ещё пока в строю… - с трудом поднимаясь с земли, держась за разрезанное ударом нити плечо и грудь, проговорил Киба, кровь постепенно пропитывала его одежду, а сам он морщился от обжигающей тело боли.
- Как тебе это удалось, засранец? – Киба не сумел встать на ноги и сидел на земле. – Ты же не можешь атаковать, если не видишь цель!
- Да, так и есть, – сухо ответил песочник и сразу ухмыльнулся. – Но нить, которую я пропустил под землю, несколько отличается от остальных моих нитей, она реагирует на чакру противника, на которую она нацелена. Помнишь, как вы в первый раз увернулись от её удара из-под земли?
Инудзука вспомнил их с Акамару прыжок в разные стороны от вырвавшейся со свистом прямо из-под ног лески.
- …Так вот, тогда я запрограммировал её для реакции на вашу чакру, образцы которой она получила, находясь рядом с вами, для этого достаточно всего доли секунды. Она ползала под землей в радиусе десятка метров подо мой и была рассчитана как раз на случай вашей атаки, ты ведь специализируешься на ближнем бое, так? – Рафу вскинул бровь и с надменной усмешкой взглянул на сидящего недалеко Кибу, сделавшего попытку подняться с земли. – И когда один из вас оказался в этой зоне, нить автоматически среагировала и поймала того, кто находился рядом, вот полюбуйся.
Песочник простер руку в сторону лежащего на земле, прижатого к ней тугой леской белого пса.
- Черт, Акамару! – тревожно закричал Киба, сумев встать на ноги.
- Но я не убиваю союзников, даже если мне выпало с ними сражаться, как я и говорил, – продолжал Акасуна. – Поэтому я даю тебе возможность сдаться сейчас.
- Да никогда! – закричал разозленный Киба. – Я ещё могу сражаться!
- Ну, смотри сам… - песочник коварно ухмыльнулся исподлобья и зашевелил пальцами вытянутой в сторону пленника руки.
Леска моментально начала стягиваться и прижимать собаку к земле ещё сильнее, Акамару пронзительно завизжал.
- Прекрати, ты что делаешь! – вскричал Киба.
- Сдавайся, – тихо ответил ему песочник, продолжая стягивать нить.
- Акамару!! – в отчаянии закричал Инудзука.
Пес ещё громче заскулил, а трибуны замерли в ожидании, что же сейчас сделает Киба.
- Повторяю – сдавайся, иначе его разрежет по частям! – Рафу не останавливался.
- Акамару, нет! Отпусти его, мерзавец! – Киба уже не знал, что делать.
- Ну, как знаешь… - в единственном глазу песочника блеснул недобрый огонь, он собирался уже взмахнуть рукой…
« Последнее редактирование: Июня 01, 2008, 12:51:19 pm от Akai_Kitsune »

Оффлайн Akai_Kitsune

  • Светлый джедай, Воплощение форумского добра (с) Соня
  • Штамповщик головных повязок
  • ***
  • Сообщений: 1605
    • Просмотр профиля
Re: Фанфики о Наруто
« Ответ #4853 : Мая 31, 2008, 08:24:16 pm »
- Стой, перестань! – Киба, зажмурившись в ужасе, замахал руками, призывая Рафу прекратить пытку. – Я… я…
- Я слушаю, – внимательно вытянулся Рафу, издевательски выставив вперед ухо.
Все зрители молчали, и взгляды всех, кто находился в данный момент на стадионе, были прикованы к темноволосому парню с нарисованными на щеках перевернутыми треугольниками. От его слов сейчас зависел исход столь напряженного и драматичного боя, за время их сражения была уже сделана куча ставок как на коноховца, так и на парня из Суны, многие сейчас могли либо выиграть все, либо все проиграть. Наруто с Хинатой и Китамару рядом с ними, также, не моргая, глядели на арену, на которой Киба уже начал поднимать руку, жест которой обозначал желание сражающегося сдаться, судья спешно приближался к ним.
“Так. Думай, Киба, – мысли нервно метались в голове Инудзуки. – У тебя всего несколько секунд. Если ничего не придумать, либо придется сдаться, либо Акамару погибнет, а этого допустить я не могу. Что делать? Сдаваться? Нет, это позор, я так не могу. Акамару я ни за что никому не отдам, а на растерзание этому ублюдку тем более, что же делать? Так, включи котелок, не уподобляйся Наруто. Как сражается Рафу, по каким принципам, где я видел, как он дерется? У него должны быть слабые места! Ага, вспоминаю… второй этап, бой в тумане. Да нет черт, там и боя не было, сначала Рафу просто неожиданно продел шиноби нитью, а потом переругивался с Китамару в тумане, в то время как я их спасал. Черт, как же мне теперь от него Акамару спасти? Так, потом был ещё один бой, мы пытались подобраться к шиноби-экстрасенсу…”
Рука Кибы уже на половину поднялась вверх, по его виску скатились капли пота; все затаив дыхание смотрели на него.
“…Экстрасенс взял под контроль Хинату и защищался ею, сволочь, за спину девушки прячется. Так, не отвлекайся. Рафу попытался атаковать, но ничего не вышло, потом он атаковал ещё раз, и Хината, схватив его нити… черт, она же могла себе руку отрезать… схватив его нити, сбила его с ног… он запутался в своей проволоке… Черт! Понял!”
Киба уже поднял руку вверх, и судья был готов услышать заявление о желании сдаться и засчитать ему поражение, как вдруг…
“Солнце вроде бы как раз у него за спиной…” – Киба, прищурив один глаз от бьющего в него яркого света, вторым глазом он поймал на земле солнечный зайчик, отбрасываемый его маленьким металлическим протектором на кисти. Он едва уловимым движением повернул руку.
- А, мать твою! – закричал Рафу от ударившего прямо в глаз яркого света и затряс головой, пытаясь закрыться от него ладонью.
Какие-то доли секунды песочник ничего не видел, но этого хватило Акамару, сразу понявшему план хозяина, с заливистым лаем вырваться из ослабшей проволочной тюрьмы. Киба, не теряя времени, одним прыжком оказался рядом с собакой и закричал, скрестив перед собой когтистые руки:
- Акамару, вихрь стальных когтей!
- Гав!
Пес понесся прямо на стоящего впереди Рафу, который, только убрав руки от лица, бросил в их сторону гневный взгляд. Пес и хозяин с пронесшимся над стадионом стальным лязгом пропали из виду.
- Черт тебя дери, - прошипел песочник. – Вот теперь вы меня реально разозлили, я больше не отвечаю за последствия… Сеть!
Последнее слово он выкрикнул скрестив перед собой руки так же, как и Киба, только открытыми ладонями к себе. Мгновенно, разрезая его одежду в некоторых местах, из-под нее со свистом выскакивали длинные стальные нитки, разлетаясь в разные стороны, сумка на боку порвалась, и из нее вылетели два плотно смотанных клубка проволоки, которые сами по себе начали разматываться в воздухе и уходить под землю. В этот момент вся земля вокруг начала содрогаться под тяжелыми быстрыми ударами и то тут, то там на ней появлялись следы от удара звериной лапы – это был Киба.
- О, Рафу применил ЭТУ технику! – округлившимися глазами Китамару смотрел на стадион, Наруто и Хината в это время, обрадовавшись тому, что Киба не сдался и показывает такую классную технику, чуть ли не хлопали ему, подпрыгивая на месте.
- А что за это за техника? – вдруг повернулся к песочнику Наруто.
- Эта техника называется “сеть”, - Китамару указывал на происходящее на стадионе. – Смотри и ужасайся, Рафу применял её всего один раз, когда выполнял миссию  ранга “В”, во время которой он в одиночку сошелся в бою с целым полком армии даймё страны Молнии, в тот раз из трехсот человек не выжил ни один…
- Что?! – Наруто замотал головой то на Кибу, то на Хинату, то на песочника в бинтах.
- Да-да, именно так, – закрыв глаза, кивнул Китамару.
 Киба, заметив, что происходит неладное, резко затормозил вместе с Акамару, прекратив технику. Они по инерции оба проехались по рыхлой земле, разбрасывая её в стороны, остановились и замерли.
Когда все кружившие над стадионом нити исчезли под землей, Рафу развел руки в стороны и зашевелил пальцами, в ту же секунду земля затряслась и, едва не заходя за край стадиона, над ними со звоном и свистом начал подниматься из земли формирующийся из проволоки гигантский купол. Нити вплетались в него сами по себе, образуя сетку с очень маленькими проемами, они тянулись до самого верха, пока полностью не сомкнувшись на вершине купола, и замерли.
- Вот черт… - оказавшись в тени всей этой громадной конструкции, протянул Киба.
- А теперь дрожи от страха… - тихо произнес песочник, – потому что других вариантов у тебя нет.
Купол низко загудел, и по нему прошла как будто волна, сопровождающаяся оглушительным скрежетом, затем короткая пауза, в течение которой все вокруг погрузилось в тишину, даже трибуны молчали, восхищенно глядя на блистающую в лучах солнца конструкцию, единственная цель которой – убивать. Киба только и успел отскочить, когда сильнейший удар просвистевшей рядом лески глубоко рассек землю и раскидал в стороны куски грунта, оставив после себя небольшую ямку. Ещё один удар, но на этот раз по ногам, от лески снизу заставил парня подпрыгнуть и кувырнуться вперед, весь купол пришел в движение, стальные нити со свистом носились в воздухе и, сталкиваясь, закручивались снова, затем разлетаясь в стороны. Если до этого Киба думал, что уходить  от ударов Рафу просто сложно, то теперь он чувствовал, что попал в настоящий ад, где, если хоть на мгновение замешкаешься или отвлечешься, будешь истерзан на куски острой, как бритва, леской. Посреди всего этого адского сооружения стоял, словно дирижер этого безумного оркестра, Рафу, окружаемый потоками стальных ниток, и злобно смотрел одним глазом на прыгающих вдалеке двух неразлучных друзей, старавшихся по возможности действовать синхронно и отвлекать нити на себя.
Киба, один раз случайно повернув голову, получил удар, обжегший его лицо, теперь на его щеке был глубоко рассеченный порез. Рана на груди тоже во всю зудела и мешала парню не отвлекаясь уклоняться от хлестких ударов. Он понимал, что так долго они не протянут и надо было что-то срочно предпринять, но продумать свои дальнейшие действия Кибе мешала одна проблема: остановишься на секунду – и ты покойник, причем не просто покойник, а изрезанное на части тело. Все это напоминало Кибе гигантскую мясорубку, в которую они с Акамару угодили по глупости. Парень вовсю старался заметить на ходу хоть какую-то брешь в обороне песочника, который скрывался далеко от них за текущими в воздухе потоками проволоки, но, ничего не находя, был вынужден лишь уворачиваться от ударов, которые тот с новой силой обрушивал на товарищей. Даже никакого принципа действия и уж тем более слабого места не мог найти Киба в этой технике, а сил становилось все меньше. Киба понял, что терять ему, кроме жизни, под этим куполом больше нечего и решился на отчаянный шаг: он, закрутившись миниатюрным ураганом, врезался в землю и, раскидывая её в стороны, вырыл яму в несколько метров глубиной. К счастью, земля на этом стадионе была рыхлой, правда, иногда попадались здоровые валуны. Краем глаза заметив устремившуюся за ним в яму леску, Киба вновь завертелся волчком и, вгрызаясь в грунт, пошел вперед, Акамару, заметив, что делает хозяин, последовал его примеру и тоже врылся в землю. Они где-то с полминуты упорно сверлили грунт под стадионом в направлении, где предположительно стоял Рафу, песочник в это время, дико оглядываясь по сторонам, пытался выцепить взглядом напарников. Он не успел и оглянуться, как, крутясь двумя ураганами, Киба и Акамару вылетели из земли прямо у него за спиной, нити Рафу, в этом месте спокойно колыхавшиеся, резко устремились в ребят с явной целью продеть их на сквозь, но в доли секунды Киба приготовился к своей заключительной атаке. Он решил – все или ничего.
- Акамару, ещё раз, вихрь стальных когтей! – ещё не успев достигнуть ногами земли закричал парень и, схватив пса за загривок, сел ему на спину.
- Не выйдет! – заревел одноглазый, занося руку, по велению которой все нити рядом, сплетясь в один мощный кулак, готовились размазать собаку с наездником по земле, но в то же мгновение они исчезли, и стальной лязг затерялся в шуршащей и свистящей проволоке. Удар по земле – грунт и куски случайно оказавшейся там проволоки летят в стороны, ещё удар, почти рядом с ногами Рафу, ещё один – и песочник уже летит назад, его настигают ещё удары, и каждый с новой силой обрушивается на него. Рафу, разбив спиной сетчатую стену, как пуля вылетел из своего купола, догоняемый новыми сокрушительными ударами когтей. Наконец он, весь истерзанный и в крови, падает на землю, беспомощно раскинув руки и ноги, купол за спиной Кибы с оглушительным грохотом и стоном, напоминающим вой какого-то гигантского животного, рушится и разваливается на части, проволока, потеряв контроль, как куча проводов оседает наземь.
- Победитель Инудзука Киба! – объявил судья, а затем и голос из усилителей повторил его слова. Трибуны взревели, аплодисменты заглушали даже звук рушащегося купола. За весь день стадион ещё не взрывался такими бурными овациями, как сейчас, и Киба был счастлив. Он свалился бы на спину, если бы подбежавший Акамару не поддержал его своим пушистым боком. Парень сел, облокотившись на него, и, потрепав пса по голове, прошептал, глядя в его добрые глаза:
- Мы победили, Акамару…
Пес в ответ лизнул его прямо в нос, от чего Киба засмеялся и начал громко хохотать, пытаясь отпихнуть, полезшего “целоваться” напарника. В это время на стадион выбежали почти все генины его деревни, Наруто и Хината подоспели первыми и, подскочив к товарищу, помогли ему подняться.
- Я победил, я крут! – закричал Киба, от радости чуть не разорвав на себе и так порезанную рубашку.
- Ну ты монстр! – хлопнул по плечу ликующего друга Наруто.
- Киба-кун, это было потрясающее сражение! – тихо сказала Хината, радуясь за напарника.
Подоспевший сюда же Рок Ли поднял Кибу на плечи и понес в толпу генинов, свистящих и кричавших победные речевки, зрители были просто в восторге, часть из них тоже выскочила на арену, желая быть ближе к победителю, как будто он стал уже чемпионом турнира.
- Иииихааа! – закричал Киба, размахивая руками. – Я победил, я победил! Сегодня вечером угощаю всех!
От этих слов толпа ещё больше разошлась, и Кибу уже чуть ли не как коронованного понесли к выходу. Общее веселье прервали санитары, требовательно загородившие проход; на самом деле уже жутко измотанного и изможденного Кибу пришлось передать в их распоряжение, Акамару тоже взяли несколько врачей и повели в больничный блок.
- Ну вот, Киба победил, я знал это! – схватив за плечи Хинату, Наруто затряс её.
- Д-да, Наруто-кун, только не тряси меня, пожалуйста.
- Ой, да, прости, – Наруто, улыбаясь, прижал девушку к себе.
Они уже вернулись на балкон и с нетерпением ожидали следующего боя, был объявлен короткий перерыв, за который большое количество вышедших на поле рабочих разгребало завал из остро заточенной проволоки, оставленной поверженным песочником. Самого Рафу спешно доставили в больницу в бессознательном состоянии; расстроенный Китамару, уважения ради тоже поздравив победителя, убежал, прихрамывая, следом за врачами. На балконе оставались теперь только Наруто, Хината, толстяк из деревни Камня, не проявлявший к ним никакого интереса, Ли, а так же несколько чуунинов Камня и Песка, которые вскоре куда-то исчезли. В следующем раунде должны были драться Ино, которая весь день не появлялась здесь, и толстяк Фэтцу Якиники, в это время грозно щелкавший костяшками пальцев в предвкушении боя. После них самым последним сражением первой ступени экзамена и последним боем на сегодня должно было стать противостояние Хинаты и девушки-медика из команды Песка, остальные напарники которой уже вылетели из турнирной таблицы. Хината чувствовала, что сейчас пощады ждать от нее не придется, она уже не будет тем заботливым врачом, который помог ей на втором этапе, а будет сражаться в полную силу и наверняка попытается отыграться на Хинате за поражение своего товарища по команде. Девушка очень нервничала по этому поводу, но виду не показывала и держала это в себе, она не хотела, чтобы вместе с ней тревожился ещё и Наруто. В душу вновь закрадывались робость и неуверенность, Хината не знала, как она выйдет на бой в такой ситуации, ведь она чувствовала в себе прилив сил и храбрости только когда надо было защитить дорогих ей людей, а здесь – просто драться с кем-то ради награды… Хината, обняв руку Наруто, прижалась к нему и прикрыла глаза.
“Я должна показать своему отцу, что я чего-то стою, и Наруто должен поверить в мою силу, чтобы не отвлекаться на заботу обо мне”, – убеждала себя девушка, это в какой-то мере поддержало её.
Наруто, почувствовав, что Хината нервничает внутри себя, обнял её одной рукой и прижал к себе, он прошептал ей на ухо:
- Я знаю, ты справишься, просто верь в себя.
Хината быстро закивала в ответ, прильнула к нему щекой. В это время голос из репродуктора объявил:
- На арену вызывается Яманака Ино и Якиники Фэтцу!
Трибуны шумно зааплодировали, ещё не растеряв нахлынувшие после предыдущего боя восторженные эмоции. Толстяк, бросив презрительный взгляд на коноховцев, стоявших на балконе, вышел на лестницу, ведущую вниз на арену, а из большого прохода под зрительскими трибунами, покачивая бедрами, выплыла напыщенная блондинка с собранными в хвост волосами. Судья жестом подозвал обоих участников к центру поля.

Солнце по-прежнему нещадно палило, самый пик его активности, правда, уже прошел, но к пяти часам дня земля раскалилась, и теперь было непонятно, откуда идет духота и жар. Но похоже, что зрителей на переполненных трибунах погода совершенно не беспокоила, а если кому и было до нее дело, то они утоляли свою жажду активно продаваемыми прямо на стадионе холодными напитками.
  Ино и камневец Фэтцу стояли друг напротив друга и ехидно ухмылялись.
“Хех, блондинка… наверняка ничем не умнее остальных девчонок…” – сказал себе толстяк.
“Жирный урод, интересно, он с кем-нибудь хоть раз встречался… кроме парней…?” – размышляла Ино, скривив губу и подперев бока.
“Пожалуй, расправлюсь с ней по-быстрому, она меня бесит”, – толстяк, потерев руки, сложил их перед собой.
“Чего руки-то чешешь? Уж не думаешь ли ты, что я во время боя позволю себя облапать?” – Ино поморщилась, представив как “этот жирдяй” трогает её за разные места. Она встряхнула головой, чтобы отогнать эти мысли, и вернула небрежную улыбку на лицо.
“Чего башкой трясешь? Уж не думаешь ли ты, что я собираюсь с тобой нянчиться? Использую против нее технику земляной лавины, поваляю в грязи, чтобы стереть с её лица эту паскудненькую улыбочку, которую она корчит перед всеми.”
- Начинайте же! Начина-а-а-айте! – судья скакал вокруг соперников, тщетно стараясь привлечь их внимание. По трибунам прошел недоумевающий ропот:
- Нам что, одного идиота за этот день было мало? – громко вопросил сидевший в верхнем ряду мужик с бутылкой лимонада, который, судя по его красной физиономии, был разбавлен рисовой водкой.
- Они так и будут пялиться друг на друга? – возмущенно фыркнула полная дама, сидящая неподалеку.
- Тише, тише! – пытался успокоить её щупленький мужичок рядом, видимо, муж этой особы. – Эта девушка – ниндзя-экстрасенс, из известного в Конохе клана Яманака, её противник уже наверняка угодил в гендзюцу или ещё какую-нибудь ловушку!
Ино в это время, покосившись на судью, перевела взгляд на своего оппонента. Она не стала совершать каких-либо перемещений, потому что прекрасно знала – использующие техники различных элементов должны складывать печати для высвобождения чакры, и она сразу увидит, как её противник это делает, сама же Ино могла атаковать как вблизи, так и издалека, именно поэтому в выгодном положении находилась сейчас она.
- Ну, начали так начали… - хихикнув, пожала плечами девушка. – Получай! – не раздумывая, крикнула она и вытянула перед собой руку.
Парню почудилось, будто все, что он видит перед собой как картинку, проецируемую на холст ткани в кинотеатре, схватили и потащили вперед. Он отчетливо мог разглядеть каждый ухоженный ноготок на пальцах Ино, на которые против его воли был сконцентрирован его взгляд, как будто это и была та самая рука, потянувшая его. Затем девушка, действительно сделав тянущее движение назад, резко вытолкнула руку вперед, разжав пальцы – изображение в глазах толстяка понеслось назад и словно ударило его, ему показалось, что его сейчас просто сшибет с ног, но этого не случилось, только в глазах все начало двоиться и в ушах оглушительно зазвенело. Парень схватился за голову и попятился, сквозь этот звон он услышал приглушенные слова девушки:
- Как тебе это блюдо? Добавки хочешь? – и вновь все повторилось, только в глазах теперь начало троиться, а звон стал невыносимым.
- Проклятая девка… - прошептал толстяк, стараясь сильнее сдавить голову, как будто это могло утихомирить её. – Ну, держись!
- Ха, придурок, я ещё не закончила…
Но новое её движение прервал беспорядочно вырвавшийся из земли фонтан сухой грязи, заставивший девушку отпрыгнуть, чтобы не быть засыпанной.
“Как он это сделал, он же должен был сложить печати… Ну что ж, придется перейти к более жестким мерам…”
Толстяк только оправился от ментальной атаки Ино и хотел уже произвести печати, чтобы атаковать, как вдруг понял, что его руки ему не подчиняются…
- Что за дерьмо? – выругался камневец.
- Сейчас я объясню тебе! – бросила с усмешкой девушка.
Шиноби сам не понял, что это было: он поднял в воздух свою руку и со всего размаху влепил себе в челюсть, затем, выплюнув кровь от прикушенного языка, ударил второй рукой.
- Сучка, как ты это делаешь? – в бессильной злобе закричал толстяк.
- Чё ты сказал, урод жирный??! – сразу ощетинилась девушка. – Ну я те щас покажу!
Камневец начал со всей силы лупить себя по лицу, его слегка заплывшая жиром физиономия раскачивалась из стороны в сторону от каждого стремительного удара, шлепающим звуком отдающегося над стадионом. Через несколько секунд Ино, вдруг почувствовав, что земля под ногами снова шевелится, разорвала контроль и отпрыгнула ещё дальше.
« Последнее редактирование: Мая 31, 2008, 08:42:14 pm от Akai_Kitsune »

Оффлайн Akai_Kitsune

  • Светлый джедай, Воплощение форумского добра (с) Соня
  • Штамповщик головных повязок
  • ***
  • Сообщений: 1605
    • Просмотр профиля
Re: Фанфики о Наруто
« Ответ #4854 : Мая 31, 2008, 08:24:32 pm »
“Да как он это делает, черт возьми!” – выругалась про себя девушка и продолжила следить за камневцем.
Трибуны нервно шептались, толстяк, потирая избитое и успевшее опухнуть лицо, показал Ино стиснутые в злой гримасе желтоватые зубы.
“Фу, у него, наверное, ещё изо рта воняет!” – сделала умозаключение блондинка и все же решила спросить:
- Как ты, придурок толстокожий, ухитряешься делать техники, не складывая печатей?
Шиноби камня немного помедлил и, зло ухмыльнувшись, произнес; казалось, голос его так же заплыл жиром, как и он сам:
- Если бы ты была чуть умнее, - он гнусно хихикнул, – ты бы знала, что я принадлежу к одному из самых сильных кланов деревни Камня.
- Странно, как такого придурка оттуда ещё не выгнали! – вставила Ино.
Проигнорировав её язвительное высказывание, толстяк продолжал:
- Наш клан с давних времен специализируется на техниках элемента земли, и с каждым поколением эти умения улучшались. В итоге мы дошли до того, что отдельные несложные техники мы можем использовать, не высвобождая чакру снятием печатей, а просто касаясь телом земли, с которой предстоит работать. Эти техники, конечно, не сложны и уж тем более не убийственны, но зато их можно очень эффективно применять в тактических целях – например, загнать противника туда, где ему приготовлена ловушка с последующим добиванием уже более сложной техникой… Кстати, в случае с тобой я сделал именно так, вон, смотри!
Толстый ниндзя, ухмыльнувшись, показал куда-то за спину девушки.
- Что…? – Ино повернула голову и увидела неспокойно вздувающуюся рыхлую землю прямо за ней. – Что это за…
- Элемент земли! Земляная лавина! – воспользовавшись секундным замешательством девушки, толстяк молниеносно сложил несколько печатей, и поток земли мгновенно взмыл вверх.
Ино хотела было побежать в сторону, чтобы увернуться, но поздно – лавина земли и камней рухнула на нее с такой силой, что её сбило с ног. Земля была повсюду, Ино зажмурилась, но грязь и камни забили ей рот и уши, она не могла вздохнуть и начала паниковать. Девушка почувствовала, что эта масса вместе с ней начала двигаться, её начало возить из стороны в сторону, земля начала забиваться под одежду, а острые камни вонзаться в тело, она почувствовала, как ломаются ногти и как сверху начало давить что-то тяжелое. Из глаз девушки брызнули слезы, но, тут же смешиваясь с землей, превращались в грязь. Когда через несколько секунд это закончилось – правда, Ино потеряла всякий счет времени – она лежала, пережатая со всех сторон, не в силах пошевелиться, вдобавок, руку и ногу что-то сильно сдавливало, причиняя острую боль. Когда девушка уже чуть не задохнулась от грязи, забившей ей рот и нос, она почувствовала, как в засыпанные землей глаза пробивается свет, и кто-то несет её на руках. Ино одной рукой – второй она не могла пошевелить – смахнула землю с глаз: её куда-то несли на носилках санитары.
“Я проиграла…” – пронеслось в голове девушки, и горечь этой мысли заставили слезы вновь потечь из её глаз.
Когда всю грязную, в разодранной одежде, с многочисленными синяками и ссадинами Ино унесли с поля боя, Наруто звучно сглотнул:
- Так вот что имел ввиду Киба, говоря “Советую с ним быть осторожней, если не хочешь неожиданно оказаться заживо погребенным”… Ино ни разу даже не оглянулась за спину, но его техники… Как он стремительно расправился с ней!
Зрители в это время шептались и переговаривались друг с другом, все что-то бурно обсуждали, и кое-кто уже делал ставки. Нет, публика уже и забыла о быстром и неинтересном бое между Ино и толстяком, её больше занимало то, что они увидят в следующем бое наследника великого и известного клана Хьюга, также, то что они смогут воочию увидеть легендарный дзюкен – стиль легкого касания. В отдельном почетном ложе, где сидела большая делегация представителей клана Хьюга, царило гордое спокойствие, правда лица у всех были какие-то невеселые и хмурые: Хиаши, рядом с которым сидела его младшая дочь Ханаби, сестра Хинаты, был мрачен и, прикрыв светло-сиреневые глаза, смотрел в синее небо, размышляя о каких-то одному ему известных вещах. Единственное, что было понятно по его виду, это то, что он ожидал, что его клан сейчас будет опозорен перед тысячами зрителей, точно так же, как был только что вывален в грязи клан Яманака.
- Иногда я жалею о том, что наш клан имеет такое уважение и такую известность… - проговорил Хиаши, но так, что это никто не услышал. Он, вернувшись от своих тягостных раздумий в этот мир, положил ухоженную руку на голову сидящей рядом дочери и погладил её волосы, ещё более темные, чем у Хинаты. Нет, конечно, Хиаши любил свою старшую дочь и заботился о ней, но его раздражало то, что с тех пор, как она первый раз участвовала в экзамене и с треском провалила его потомку побочной ветви, сыну его младшего брата, она практически не изменилась, разве что стала более веселой после того, как “придурок Узумаки начал ухлестывать за ней”, и стала больше дерзить и наплевательски относиться к некоторым обычаям клана. Хиаши слышал, конечно, от Хокаге о каких-то там “успешных миссиях”, но значения он этому не придавал, для него Хината по-прежнему оставалась не способной ни на что неудачницей и “лучше бы его брат родился первым, чтобы бремя наследия клана пало на Нейджи”. Все попытки учителя Хинаты, Юхи Куренай, заговорить с ним, Хиаши обрывал одной фразой: “Если она сильнее, чем я думаю, то пусть это покажет. Пока я решил, что клан будет наследовать Ханаби”.
 - Наруто-кун… - Хината в это время, находясь на балконе, нервно дергала край воротника и прижималась к парню.
- Хината, все в порядке! – Наруто повернулся к ней и, схватив её за плечи, резко посерьезнел. – Не смей раскисать сейчас! Ты дралась с такими противниками, что другие бы в жизни их не одолели, а сейчас тревожишься о бое с какой-то девчонкой из Песка!
- Но…но Наруто-кун…
Наруто громко выдохнул и прервал её слова крепким поцелуем.
- Все, а теперь иди. Знай, что я и твой отец смотрим на тебя, – Оторвавшись от её губ, произнес парень, прислонившись лбом к её лбу.
- Д-да, Наруто-кун, – как можно тверже ответила девушка и в последний момент перед тем, как она отвернулась к выходу, он увидел, что её глаза вновь просияли и их наполнила решимость. Голос из репродуктора в это время оповестил:
- На арену вызывается Хьюга Хината!


Оффлайн !Взрываю!

  • Хм...
  • Точильщик кунаев
  • **
  • Сообщений: 373
    • Просмотр профиля
Re: Фанфики о Наруто
« Ответ #4855 : Мая 31, 2008, 08:51:31 pm »
Akai_Kitsune, с твоим талантом есть смысл задуматься о чем-то своем, но спасибо за то, что ты этого не делаешь!=) Бои у тебя действительно классные, вот читаю пока бой с Кибой))) Оч интересно...
З.Ы. Буду ждать, когда мой бред прочитают)))
здоровому человеку этого просто не понять (с)

Оффлайн Песчаная Пума

  • Поклонник Мисы
  • *
  • Сообщений: 43
  • У меня очень острые зубки.
    • Просмотр профиля
Re: Фанфики о Наруто
« Ответ #4856 : Мая 31, 2008, 10:59:43 pm »
Akai_Kitsune -- клас, клас, клас! Жду проду! А на счёт задуматься о чём-то своём ты прислушайся...
В общем я тут пока призраком обитаю экзамены, экзамены. Доведут они меня, но моя прода скоро появиться. Дней через десять я сюда вернусь и буду честно всех коментить и читать (только у меня стойкое чувство что вернусь я уже оживленцем или на худой конец просто мертвяком далее следует нервный смех)
Сквозь время верхом на ветре.

Оффлайн Соня

  • Механик автоброни
  • ****
  • Сообщений: 2435
  • ЛБиП =3
    • Просмотр профиля
Re: Фанфики о Наруто
« Ответ #4857 : Мая 31, 2008, 11:05:50 pm »
За последние страницы отмечу только Akai_Kitsune. Заслужил от Сони и Сончак плюс. :wink: 

Оффлайн Selior

  • ЛБиП =3
  • Точильщик кунаев
  • **
  • Сообщений: 456
    • Просмотр профиля
Re: Фанфики о Наруто
« Ответ #4858 : Июня 01, 2008, 11:25:39 am »
!Взрываю!, твой фанф я пока не читал, меня шапка напугала. Может быть потом...
Akai_Kitsune, очередной плюсик тебе, фанф потрясающий!
"You are an uncute, uncharming, unsexy, titless little sister!" - Kouhei, Yume Miru Kusuri

Оффлайн Keine

  • Говорящий с ветром
  • Точильщик кунаев
  • **
  • Сообщений: 325
  • alter ego
    • Просмотр профиля
Re: Фанфики о Наруто
« Ответ #4859 : Июня 01, 2008, 02:33:05 pm »
Название: Свет в глазах.
Автор: Keine
Жанр: романс
Бета: неотбечено.
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Сай и Ино.
Дисклаймер: отказываюсь от прав.
Статус: в процессе.

Селение, Скрытое в листве.
Яманако Ино рано утром шла на работу в цветочный магазин. Утро было замечательным. Когда еще не наступила летняя жара, и все дышало свежестью. Она увидела молодого человека в строгом темно-коричневом костюме и вязаной шапочке. Он сидел на маленьком складном стульчике и сосредоточенно, что-то рисовал на мольберте. Ей стало интересно.
- Привет – она подошла – О, это ты Сай!
Парень вздрогнул и после небольшой задержки ответил своим приятным голосом
- Домо
Ино с любопытством смотрела, как он работает. Он наносил на мольберт цветок, что рос на обочине.
- М-м-м, а у тебя красиво получается. Знаешь, дикие цветы конечно красивы. Но и домашние тоже хороши.
Сай оторвался от своего занятия.
- А давай к нам в магазин. Есть на что посмотреть! У нас там действительно красивые и редкие цветы! – с улыбкой пригласила его Ино – Попробуй их нарисовать!
- Спасибо – ответил он.
Сай аккуратно все сложил в специальную сумку.
- И часто ты так выходишь? – полюбопытствовала Ино
- Постоянно – вздохнул Сай.

Они зашли в магазин. У Сая перехватило дыхание. Тут было множество разнообразных декоративных растений. Глядя на изумленные глаза Сая, она почувствовала всплеск гордости за магазин.
Сай быстренько распаковал свою сумку. Достал кисть и краски.
- Я не помешаю тебе? – серьезно спросил он.
- Нет-нет – отмахнулась Ино. - Мы еще не открылись.
- А чем ты занимаешься сейчас?
- Ухаживаю за цветами. Чтобы они были в лучшем виде.
Через полтора часа, перед самым открытием. Сай сложил свои вещи в сумку и, поблагодарив Ино, покинул помещение.
Настроение у девушки было приподнятое. Сай ей показал свои зарисовки цветов. У него неплохо получилось. Вдруг, она заметила, что он забыл свою шапку. Утром все же было довольно прохладно. Сай, похоже, снял ее с головы, когда делал свои зарисовки. Сунул куда-то вбок и забыл, полностью увлекшись процессом. Она схватила шапочку и …
Но рабочий день уже начался, и начали появляться первые клиенты.

Дома Сай рассматривал свои рисунки и невольно залюбовался одним из них - наброском портрета Ино. Он нарисовал ее в окружении цветов. В цветочном магазине. Слегка усмехнулся и отложил рисунок в сторону, отдельно от общей стопки. У него получилось передать ее слегка удивленный и заинтригованный взгляд. Все остальное было лишь в состоянии набросков. Все-таки чтобы что-то стоящее нарисовать, требовалось время.

На следующий день к нему пришел Наруто. Сразу стало шумно и весело. По его просьбе Наруто притащил бюст Первого, на время позаимствовав статуэтку из кабинета Хокаге. Саю надо было потренироваться, и он стал рисовать.
Стук в дверь.
- Я открою – первым вскакивает Наруто.
- Привет - голос Ино из прихожей – Наруто?! А где Сай?
- Сай, тут к тебе.. это… Ино пришла – недоуменно проговорил Наруто пропуская ее в комнату.
- Домо - Сай увидел ее.
- Ты забыл свою шапку – протянула Ино ему сверток.
- Точно! А я и забыл – вспомнил Сай – Спасибо.
Он вежливо поклонился. Она тоже.
Оба они держались как-то скомкано и были явно смущены. Наруто лишь ошалело хлопал глазами и ничего не понимал.
- Слушай, можно попросить тебя об услуге – стесняясь, спросил Сай. На бледных щеках появился легкий румянец.
- Э?! – вздрогнула Ино
- Можешь мне позировать. Ты гораздо красивее чем эта голова Первого, от которого никакого вдохновения! – сказал Сай и тут же спохватился – Если тебе нетрудно и время есть.
Щеки девушки заметно заалели румянцем. Она захихикала и заулыбалась. В общем, была не против.
Он взял ее за руку и посадил на стул.
- Так-так – увлеченно стал орудовать кисточкой на мольберте.
Наруто стоял сзади и смотрел через его плечо. С восхищением. Спустя некоторое время, Сай с гордостью показал получившуюся картину Ино.
- Как на фотографии – авторитетно изрек Наруто.

На следующий день. Сама себе, дивясь, Ино пришла посмотреть на тренировку Сая.
Они устроили соревнование Рикш. Просто это была тренировка. Наруто посадил Сакуру в коляску. Сай должен был тащить Ямато. Но не стал.
- Я тоже хочу возить девушек – сказал он.
- Хм?! – удивился Ямато.
- Я бы помогла, но как видишь – пожала плечами Сакура. – Не повезло тебе Сай.
Он в замешательстве задумался и его блуждающий взгляд остановился на Ино. Он улыбнулся и кивнул головой своим мыслям.
Сай попросил Ино. Но она отнекивалась.
- Что струсила, Ино-свинина? – проорала Сакура.
- Большелобая, не догонишь – с издевкой ответила ей Ино и ребром ладони коснулась своего лба. Теперь она завелась и с готовностью села в коляску Сая.
- Вперед, бака Наруто! Шаннаро! – потрясла кулаком Сакура.
- Сакура-чан – страдальчески простонал Наруто
- Ну, я тогда судья – решил Ямато – Встаньте за эту линию. На старт…

Спустя некоторое время.
- Ура-ура! Мы победили! – радовалась победе Ино и показала своей сопернице язык. Сай же лишь довольно улыбался, хоть и был явно уставшим.
Он посмотрел на сникшие лица своих соперников.
- Давайте отметим нашу победу, я угощаю – поддаваясь порыву какого-то чувства, сказал он. И удивленно замолчал.
Наруто и Сакура слегка недоуменно переглянулись, заулыбались, явно воспряли духом.

***
Одним дождливым вечером.
Сай был дома, и по привычке достал мольберт. Он вытащил тюбик, но там оказались слишком загустевшие чернила. Он прошел в другую комнату. Взял с полки банку с растворителем. Налил в тюбик немного. Размешал до нужной кондиции.
И тут он вспомнил, что у него сегодня встреча с Ино. Положил тюбик и банку с неплотно закрытой крышкой обратно на полку. Быстро оделся и вышел из квартиры.
Его уже ждали. Ино сама, не дожидаясь, пришла к нему.
Она предложила прогуляться под дождем.
«Странно» подумал Сай, но вслух ничего не сказал. Достал зонтик, раскрыл его и дал ей. Она с радостью взяла его. И… он из кармана вытащил другой зонтик. И только раскрыл его…
Радостная улыбка на лице Ино сменилась разочарованием и обидой. Она сунула зонтик обратно в руки Саю и пошла прямо под дождь!
Парень в растерянности стоял и смотрел ей вслед, что же он такого не так сделал?! Но ведь она под дождем! Он побежал следом, прямо по лужам и прикрыл ее от дождя зонтом. Ино лишь отодвинулась от него. Но все же не стала убегать, хотя всем своим видом показывала, что очень недовольна.
И все же до ее дома он прошли под одним зонтом.

продолжение следует...
Когда проплывает рыба, вода мутнеет. Когда пролетают птицы, падают перья.        Дзенский афоризм
Когда добро борется со злом, нередко побеждают зрители. (Данил Рудый)
Надпись на Голгофе: «Со своим крестом вне очереди». (Валентин Домиль)